Онлайн - видео с места событий в г. Якутске. Новости России и Якутии.

Правительство расширило возможности грантовой поддержки сельхозпроизводителей

Представители агробизнеса, которые участвуют в реализации комплексных научно-технических проектов, смогут использовать грантовую поддержку по более широкому перечню направлений. Постановление об этом подписал Председатель Правительства Михаил Мишустин. Решение позволит сельхозпроизводителям внедрять конкурентоспособные отечественные технологии, снизить зависимость от зарубежных аналогов и повысить уровень продовольственной безопасности страны.

Речь идёт об аграриях, которые занимаются виноградарством, садоводством и питомниководством, а также селекцией и семеноводством технических культур. Теперь за счёт средств гранта они смогут проводить научно-исследовательские работы, связанные с разработкой и производством новых сортов сельскохозяйственных культур и средств защиты растений. Деньги также разрешается направить на покупку и установку шпалер и противоградовых сеток для защиты многолетних насаждений.

Кроме того, за счёт грантовой поддержки в рамках комплексного научно-технического проекта можно проводить монтаж оборудования и приборов для лабораторных работ.

Как и прежде, на средства гранта разрешается приобретать материалы и оборудование для молекулярно-биологических, биоинженерных и генетических работ, а также различную сельскохозяйственную технику. Для того чтобы претендовать на господдержку, производитель должен работать в рамках комплексного научно-технического проекта в агропромышленном комплексе.

Принятое решение Михаил Мишустин анонсировал на заседании президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций.

По его словам, оно позволит сформировать необходимую базу в селекции и семеноводстве, а также обеспечит более активное внедрение новейших и высокоинтенсивных технологий в агропромышленном комплексе.

Заседание президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

М.Мишустин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Правительство продолжает работу, направленную на обеспечение устойчивости российской экономики в условиях внешнего давления. В ответ на недружественные действия ряда стран мы принимаем необходимые решения для поддержки наших предприятий, наших граждан.

Сейчас крайне важно также оперативно реагировать на их запросы, помогая им преодолевать текущие проблемы, трудности.

Особое внимание надо уделить сельхозпроизводителям, которые успешно выполняют задачи продовольственной безопасности. Президент подчёркивал, что они столкнулись с новыми вызовами, которые будут носить долгосрочный характер, а значит, нужно предусмотреть соответствующие меры поддержки и необходимые средства.

Правительство уточнило порядок распределения межбюджетных трансфертов на их производство и реализацию, что позволит аграриям получать финансирование не только по факту выполненных работ, но также, что очень важно, авансом.

На эти цели в федеральном бюджете в текущем году предусмотрели 10 млрд рублей, более 2 млрд уже направлены в регионы. Нужно как можно скорее обеспечить доведение свыше 7,5 млрд рублей, которые остались, до сельхозпроизводителей.

В целом ряде регионов завершается уборочная кампания. Отдельные субъекты приступили к севу озимых. У агробизнеса должны быть необходимые средства, чтобы своевременно провести эти и другие осенние сельхозработы. Тем более когда речь идёт о производстве зерновых – важной составляющей для продовольственной безопасности страны и одной из ключевых статей нашего экспорта.

Принимается широкий комплекс мер и для поддержки предприятий других отраслей, чтобы создать условия для дальнейшего развития экономики и благополучия граждан.

За прошедшие месяцы в рамках работы комиссии подготовлены и включены в план первоочередных действий более 300 мер, из которых большая часть уже эффективно работает. Постепенно восстанавливается потребительский спрос, увеличивается оборот компаний, организаций. И, несмотря на уход с российского рынка многих компаний с иностранным участием, удалось сохранить занятость. Также благодаря последовательному снижению ключевой ставки, льготным программам, нашей скоординированной работе с Банком России растут объёмы кредитования.

Предприятиям уже выдано займов на общую сумму свыше 2 трлн рублей. Четверть из них – малому и среднему бизнесу. В нынешних условиях они наиболее уязвимы, и такая поддержка им крайне необходима. При этом рассчитываем, что компании этого сектора помогут заместить выпавшие цепочки поставщиков из недружественных стран.

Также внесли изменения в одну из программ льготного кредитования, в рамках которой бизнес при текущем уровне ключевой ставки сможет получить займы на перестройку и развитие своего производства. Малые и микропредприятия – под 4,5%, а средние – под 3%. Средства можно будет направить на закупку оборудования, капитальный ремонт помещений либо запуск новой продукции.

Около 50 банков уже приняли десятки заявок на такие займы общим объёмом свыше 20 млрд рублей, а к концу этой недели уже начнут их выдавать.

Важный блок вопросов касается поддержки импорта. С мая текущего года действует программа льготного кредитования закупок приоритетной продукции. И за это время заключено более 260 соглашений почти на 150 млрд рублей. Из них компаниям уже предоставлено займов на 35 млрд рублей. Они смогут их направить на приобретение машин и техники, которые пока не производятся в нашей стране, чтобы продолжить работу и вернуться на траекторию устойчивого роста.

Уважаемые коллеги, за прошедшие месяцы многие из принятых первоочередных мер показали свою эффективность и могут быть продлены.

Коротко скажу о некоторых из них.

Прежде всего речь идёт об увеличении нормы авансирования по государственным закупкам. В текущем году мы повысили этот объём до половины от суммы общего платежа, если деньги пойдут без казначейского сопровождения. А вместе с ним – уже в пределах от 50 до 90%.

Это даёт бизнесу возможность быстрее получать оборотные средства для начала работ по контрактам. В отдельных случаях избавляет от необходимости привлекать значительные заёмные ресурсы.

До конца следующего года приостановлены ограничения на покупку торговыми сетями долей в тех компаниях, которые контролировались иностранными собственниками.

Ранее действовало правило, когда на одну сеть не могло приходиться более четверти общего объёма товарооборота на определённой территории. Временное устранение такого барьера позволит продолжить перестройку бизнеса и не допустить определённых сложностей на наших товарных рынках.

Уважаемые коллеги!

На совещании по экономическим вопросам Президент обратил особое внимание на то, что необходимо и дальше помогать отраслям преодолевать сегодняшние трудности.

Предлагаю сейчас определить конкретные шаги. Завершить меры, которые принимались точечно и уже дали ожидаемый эффект. Продлить действие отдельных решений, которые мы с вами активно обсуждаем, с тем чтобы продолжить работу в рамках долгосрочного стратегического планирования.

Наши приоритеты здесь – это восстановление динамики инвестиций в реальный сектор экономики, развитие частной инициативы и, без сомнения, выполнение наших социальных обязательств, поддержка наших граждан.

Подробнее о том, как сейчас реализуется план первоочередных действий, расскажет Первый заместитель Председателя Правительства Андрей Рэмович Белоусов.

А.Белоусов: Спасибо большое. Уважаемый Михаил Владимирович, уважаемые коллеги! Моя задача сводится к двум основным моментам: во-первых, дать оценку ситуации и рассказать, какие тенденции до конца года мы видим, какие они для нас несут вызовы и угрозы и какие открывают, особенно дополнительные, возможности. И в этой связи в чём состоит с точки зрения имеющихся предложений наша основная повестка действий на ближайшие несколько месяцев.

Андрей Белоусов на заседании президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

Андрей Белоусов на заседании президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

По ситуации. Я хотел бы зафиксировать шесть ключевых тенденций, которые сегодня в разной степени проявились, но мы считаем, они устойчивы и будут действовать как минимум до конца года и захватят 2023 год. Первая очень важная тенденция, долгожданная, я бы сказал, – это признаки некоторого оживления внутреннего спроса. Здесь триггером, безусловностало снижение ключевой ставки Банком России, и уже сейчас мы видим, что последние два месяца сдвинулось с мёртвой точки кредитование нефинансовых организаций, корпоративного сектора. И если в июле рост кредитов нефинансовым организациям составлял чуть больше 1%, а до этого вообще практически 0, то в августе эта цифра увеличилась вдвое – до 2,3%. И отсюда рост такого, я бы сказал, ключевого индикатора внутреннего спроса, как спрос на деньги – денежный агрегат М2. Просто приведу цифры: в июле рост М2 составил 1,7%, что, в общем, является небывалым значением с начала действия санкций, в августе – 4,1%. Это очень важная тенденция, и она даёт возможность пройти этот сложный санкционный период распределённого действия санкций с минимальными потерями. Хотя, конечно, потребуются меры поддержки этого тренда.

И что очень важно, бизнес, по-видимому, почувствовал это оживление спроса – это мы видим по опросам бизнеса, по показателям PMI, которые сейчас находятся в устойчиво положительных областях. То есть бизнес ожидает того, что ситуация будет развиваться позитивно.

Хочу подчеркнуть, что этот рост денежной массы, М2, рост кредитования, пока по крайней мере не привёл к существенным сдвигам в динамике потребительских цен. Мы видим, что там сохраняется дефляция, или, если элиминировать в сезонное влияние сокращения цен на плодоовощную продукцию, услуги туризма, динамика цен находится около нуля. Это такая позитивная тенденция, хотя, конечно, скорее всего, некоторое повышение цен в пределах таргета сейчас будет происходить. В целом за год мы ожидаем уровень инфляции примерно в диапазоне 12–13% с учётом тех тенденций, которые уже сегодня проявляются. Это, конечно, гораздо позитивнее и гораздо более оптимистично, чем мы ожидали ещё два-три месяца назад, и, кстати сказать, сопоставимо с уровнем инфляции в западных странах.

Вторая тенденция, которая тесно связана с первой, – это постепенное оживление потребительского спроса. Мы видим, что тот шок, который был связан с ростом цен в марте и в апреле, постепенно проходит. В большей степени это касается продовольственных товаров, в меньшей степени – непродовольственных. Но и там и там постепенно спрос начинает оживать. И очень важный вывод, к которому мы пришли после тщательного анализа с экспертами (Минэкономразвития проводил этот анализ, эксперты Банка России, Минфин), что, скорее всего, пик спада потребительского спроса мы уже прошли и уже вышли на траекторию роста. Какой будет градиент, угол наклона этой кривой – этот вопрос в том числе зависит и от действий Правительства. Но факт тот, или, точнее, ожидания, основанные на цифрах, на тенденциях, что рост этот… Иными словами, самые худшие времена мы прошли во II квартале, и дальше будет постепенное улучшение.

И в целом по году мы считаем, что потребление в этом году, с учётом того снижения, которое было во II квартале, – его спад составит около 4%, 4,2%, а в 2023 году у нас есть все основания выйти на положительную динамику в районе примерно 2,53%.

Более сложная и неоднозначная картина в инвестициях. У нас было такое пессимистичное настроение. Мы считали, что спад в инвестициях будет очень большой. И во II квартале давались оценки, если Вы помните, 20% инвестиционного спада.

Так вот я должен сказать, что, похоже, ничего этого не произошло. У нас оценка инвестиций за II квартал будет буквально на днях, 31 августа Росстат должен дать первые сводные цифры. Но уже сейчас по первичной статистике, Минэкономразвития нам доложило, скорее всего, спад во II квартале вообще не будет зафиксирован или будет очень небольшой. Это связано с тем, что предприятия, бизнес отреагировал на санкционные ограничения ровно наоборот, чем это предполагалось авторами санкций. То есть вместо того, чтобы бросить инвестиции, наоборот, предприятия стали стремиться завершить инвестиционные программы там, где это могло быть.

Тем не менее ситуация остаётся достаточно сложной и в связи с ограничением импорта инвестиционного оборудования,  и в связи с другими санкционными ограничениями. Мы ожидаем, что спад в инвестициях всё-таки будет, хотя более умеренный, чем мы планировали и предполагали раньше. Его эпицентр придётся на IV квартал и, возможно, захватит начало следующего года. Из этого вытекает, что инвестиционная повестка, разогрев инвестиций по всем направлениям, включая жилищное строительство, дороги, Федеральную адресную инвестиционную программу, и особенно это касается частных инвестиций, является сейчас ключевой. Это должно стать центром нашей антикризисной повестки, программы на ближайшие несколько месяцев. В зависимости от того, какова будет траектория инвестиций, как бизнес отреагирует сейчас на санкционные ограничения, от этого будут выстраиваться и другие показатели, характеристики динамики экономики, в том числе динамики ВВП, в том числе и потребления, и реальных доходов граждан. Поэтому поддержка инвестиций – это сейчас, наверное, главный центральный вопрос.

В целом мы ожидаем, что спад инвестиций в текущем году будет ограничен примерно 2%. В следующем году спад сохранится, но будет в два раза меньше, то есть где-то на уровне 1% примерно.

Дальше. Импорт – ключевой вопрос, поскольку ограничение импорта является одним из главных инструментов, точнее рычагов, вообще всей логики санкционного воздействия на нашу страну. В целом, если говорить о динамике импорта, он сейчас находится примерно на уровне 65–70% от предыдущего года, то есть на пике мы имели падение импорта примерно в два раза, сейчас падение импорта составляет одну треть, то есть вот эту разницу отыграли. Но здесь картина существенно разная. Если говорить про потребительский импорт (это тоже признак оживления потребительского спроса), он практически восстановился, что, конечно, тоже является таким несколько неожиданным для многих результатом. Ключевую роль здесь, конечно, сыграла как раскатка новых маршрутов, так и самое главное – это разрешение параллельного импорта. Если бы мы не разрешили параллельный импорт, я имею в виду Правительство и решение Президента, то, конечно, мы сейчас бы имели совсем другую картину на рынке непродовольственных товаров, прежде всего бытовой техники и других товаров.

Так вот, потребительский импорт, он составляет сейчас в части важнейших товаров где-то минус 3, минус 5%.

Дальше – импорт инвестиционных товаров. Здесь спад гораздо сильнее, он составляет где-то 17–20%, и это вполне закономерно, потому что перестроить инвестиционный импорт быстро не получается, это невозможно, там проектирование, там заказы конкретных видов оборудования, и это всё требует времени. Но и здесь мы видим тенденции восстановления, хотя гораздо более медленные.

И промежуточные импорты, включая сырьё для химической продукции, для лесной продукции, для целого ряда наших отраслей, – спад где-то примерно минус 10%.

Те цифры, которые я сейчас называл, – это приоритетный импорт, и здесь  я прошу обратить внимание на то, что мы видим на самом деле достаточно быстрые процессы импортозамещения, которые идут на уровне частного бизнеса.

В целом у нас импорт сократился примерно на 30%, как я уже сказал, на треть, а наиболее важный импорт, так называемый критический, по оценкам Минпромторга, сократился примерно на 11–12%. То есть остальной импорт, он сократился и достаточно успешно заполняется сейчас нашим собственным производителем. И это является одним из источников той позитивной динамики, о которой я говорил.

Следующий момент, наверное, наиболее проблемный из всех, и он тоже требует достаточно интенсивных мер поддержки. Это ситуация с экспортом, которая делится на две части: на часть, связанную с нефтяным экспортом и с энергетическим, а если брать шире – с угольной промышленностью, которая у нас попала под эмбарго, и, как известно, европейцы сейчас решают, а что же с этим делать. Потому что они прекрасно понимают, что ситуация с обеспечением энергоресурсами Европы и других стран находится на запредельно низком уровне, на критическом уровне, а впереди зима и так далее, и так далее. И цены – мы видим сейчас, что происходит с ценами на газовом рынке, спотовом, и на других рынках. Пик этих ограничений приходится на осень, и поэтому мы пока должны внимательно смотреть за тем, как будет развиваться ситуация.

Что касается несырьевого, неэнергетического экспорта, то здесь, напротив, картина уже более-менее понятна. Из-за санкций, санкционных усилий мы потеряли рынки Европы. И это, конечно, привело к достаточно серьёзным ограничениям, связанным с поставками. Если говорить в цифрах, то поставки несырьевого, неэнергетического экспорта сократились больше чем на 13%, и мы считаем, что по году сокращение составит порядка 17%. Как известно, в мире рынки никто добровольно уступать не будет, даже дружественные нам страны уже все борются за рынки. Поэтому вопрос о поддержке несырьевого, неэнергетического экспорта наряду с инвестициями сейчас тоже является важнейшим элементом нашей антикризисной программы.

И последняя, шестая тенденция, о которой я хотел сказать, – она очень важная на самом деле, на неё часто не обращают внимания, но тем не менее она является ключевой. Это структурный спад, структурное сжатие, которое у нас происходит в экономике. Поскольку санкционные ограничения действуют по-разному в разных секторах, в целом среди отраслей обрабатывающей промышленности можно выделить одну группу – это где спад составляет больше 50% сейчас. Туда практически попал автопром и ещё некоторые виды производств. По автопрому по поручениям Президента, по Вашим поручениям подготовлена программа, которая, собственно, является программой перестройки автопрома и вписывания его в новые условия.

Есть достаточно широкая группа машиностроительных производств, в том числе это производители оборудования, мобильной техники, специальной техники и так далее, где спад составляет от 10 до 17%. И сюда же, в эту же группу, я бы отнёс производства, где спад составляет где-то 9–10%, – это в основном производства химии, которые тоже столкнулись с ресурсными ограничениями поставок по импорту.

В среднем падение в промышленности, если брать от максимальных уровней февраля, с учётом сезонности – 4,5%. Вот эти две группы – это те группы, в которых спад примерно в 2–3, иногда в 4 раза глубже, чем то, что есть сегодня.

Другие отрасли – это касается прежде всего отраслей, связанных с обеспечением потребительского спроса, промежуточного спроса. Там ситуация – либо спад незначительный, либо он вообще полностью отсутствует.

Вот эти две группы отраслей – это автопром и те, кто связан с автопроизводителями, это и машиностроители и химия – составляют зону потенциального риска для высвобождения занятых во второй половине этого года.

Мы сейчас никаких существенных признаков ухудшения ситуации на рынке труда не видим. Но тем не менее существуют риски высвобождения занятых или переводы их в разного рода промежуточные формы – неполная занятость, снижение заработной платы, принудительные отпуска и так далее. Максимальное количество – это где-то 200–300 тысяч человек. Мы, конечно, с такими объёмами справимся, но регионы должны знать. И тут, Сергей Семёнович (Собянин), нам нужно, видимо, специально провести какое-то мероприятие и сориентировать губернаторов на эту картину, чтобы наши коллеги в регионах проанализировали ситуацию прежде всего в тех секторах, которые находятся в их регионах, которые сегодня находятся в зоне такого рода ограничений.

Такова общая картина. Как я уже говорил, она лучше, чем нам представлялось раньше. И если суммировать все эти выводы, тенденции, о которых я сейчас говорил, то могу сказать, что в этом году, скорее всего, общеэкономические итоги, если их мерить динамикой ВВП, дадут спад меньше 3%, где-то 2% с небольшим. В следующем году у нас есть все шансы ограничить спад 1%, получить минус 0,6–0,8%. Это создаёт очень хорошие условия и для роста реальных доходов населения, и для роста доходов бюджета в следующем году и, соответственно, в 2024–2025 годах. Но за это, конечно, надо побороться.

Чем побороться? Первое, ключевой момент, – это инвестиции. Мы завершаем в этом году запуск двух достаточно масштабных регуляторных инструментов. Это прежде всего меры, разработанные, в том числе с помощью Дмитрия Юрьевича (Григоренко), огромное Вам спасибо. И Минфин здесь сыграл положительную роль, Антон Германович, это соглашение о защите и поощрении капиталовложений. Напомню, что у нас 36 проектов сейчас реализуется, и ещё до конца года мы должны запустить 25 проектов общим объёмом инвестиций почти 1 трлн рублей – 870 млрд рублей. И одновременно с этим в соответствии с поручением Президента мы сейчас очень активно занимаемся внедрением регионального инвестиционного стандарта, который качественно меняет бизнес-климат в регионах. Эта работа идёт под непосредственным наблюдением и участием «Деловой России» и РСПП. У нас 12 пилотных регионов, в которых в прошлом году это было более-менее реализовано (здесь огромное спасибо как раз Москве, потому что она как всегда здесь, – Москва, Татарстан выступают лидерами и берут на себя отработку очень многих инструментов). В этом году ещё 33 региона должны войти, полностью завершить внедрение этого стандарта, а в следующем году, до 2024 года, в соответствии с поручением Президента, все 85 регионов туда должны войти. Это тоже такой очень значимый фактор, который должен быть запущен.

И третье. Нам, конечно, нужно (я здесь прошу поручения Правительства, может быть, сегодня дать его), чтобы с учётом поручений Президента, которые были даны на Санкт-Петербургском экономическом форуме, с учётом Ваших, Михаил Владимирович, поручений Минэкономразвития вместе с Минфином и отраслевыми министерствами проработали дополнительные меры по стимулированию инвестиций, включая отработку промышленных кластеров (тоже как одна из мер, режимов, которые будут способствовать росту инвестиций).

Дальше. Импортозамещение. Сейчас выходит поручение Президента на эту тему, отрабатываем так называемые вытягивающие проекты крупномасштабные – это проекты в области авиации, судостроения, железнодорожного машиностроения и так далее, которые создадут некий каркас всей этой политики локализации линеек оборудования, которые составляют каркас производственного, промышленного аппарата. Туда же ещё надо добавить и энергетическое машиностроение, турбины, целый ряд других видов продукции. Но это скорее сюжеты 2023 года, а если брать текущий год, то у нас очень важно поддержать те процессы импортозамещения, которые уже и так идут на производствах.

Минпромторг разработал целую большую программу, отработал номенклатуру, там примерно 2 тыс. позиций, из них сейчас в работе находятся 430 позиций. И нам очень важно, в том числе это касается распределения денег, эти процессы поддержать. То есть это вопрос прежде всего выделения денег, в том числе денег на докапитализацию Фонда развития промышленности, который является у нас основным сейчас инструментом по кредитованию этих коротких программ импортозамещения.

Следующее. В связи с поручением Президента, и тоже были Ваши поручения, – это отработка транспортно-логистических коридоров. В соответствии с поручением Президента до 1 сентября нам надо утвердить «дорожные карты» по разработке транспортно-логистических коридоров. В целом эти «дорожные карты», Михаил Владимирович, готовы. Хочу доложить, что Минэкономразвития и Минтранс провели огромную работу по определению перспективных грузопотоков по каждому из этих коридоров: по коридору «Север – Юг», по коридору, связанному с Азово-Черноморским бассейном, и по коридору на Восток. И Минтранс с учётом этих грузовых потоков по каждому из коридоров определил узкие места и примерную стоимость инвестиций для устранения этих узких мест на горизонте до 2030 года. Эта работа сейчас проведена, она, естественно, требует (я здесь тоже попросил бы дать поручение) дополнительных действий. Нам очень важно сейчас полностью скоординировать эти затраты с теми денежными средствами, которые выделяются в рамках бюджета до 2025 года. Эту работу надо специально провести, чтобы у нас просто не было финансово необеспеченных обязательств, и, кроме того, нам её надо скоординировать с теми инструментами инвестиций, которые у нас уже есть. Прежде всего это пятилетняя программа дорожного строительства, которую Марат Шакирзянович (Хуснуллин) разработал и которую Правительство утвердило.

Далее – технологическая повестка. Мы её рассматривали на совете у Президента, рассматривали и ещё будем рассматривать, Михаил Владимирович, у Вас на стратегических сессиях.

Просто хочу сказать, что сейчас перед нами с Дмитрием Николаевичем Чернышенко стоит задача всё свести в один целостный документ, в котором мы бы видели все действия, связанные не только с чисто научной или научно-технологической сферой, но и развитием и докапитализацией стартапов, выходом их на рынки и так далее.

Над этим сейчас идёт работа, у нас сроки определены поручением Президента. Я бы попросил ещё одно поручение (мы обсуждали его с Минфином и Минэкономразвития): в течение полутора месяцев, до середины октября, провести инвентаризацию всех финансовых расходов в бюджете 2023–2025 годов на антикризис. Нам нужно понять функционально, на чём здесь будет всё сосредоточено.

Это касается и поддержки экспорта, и импортозамещения, и поддержки отраслей, производств, которые находятся сейчас в зоне структурного спада, о которой я говорил раньше. Всё это нам надо тоже сделать.

Предлагается провести эту работу до середины октября, чтобы мы могли ещё иметь одну итерацию, для того чтобы успеть в Думу к первому чтению или по крайней мере ко второму чтению, и ещё, может быть, какие-то коррективы внести, если это нужно будет.

М.Мишустин: Спасибо.

Сергей Семёнович, хотел бы два слова попросить Вас сказать. И потом я по докладу Андрея Рэмовича скажу, какие мы поручения дадим.

Татьяна Голикова, Сергей Собянин и Андрей Белоусов на заседании президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

Татьяна Голикова, Сергей Собянин и Андрей Белоусов на заседании президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

С.Собянин: Добрый день, Михаил Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Хотел поблагодарить за поддержку Правительством региональных инициатив. В целом около трети всех мер, которые принимаются Правительством, были инициированы регионами. Все меры, которые реализовались на региональном, даже можно сказать, на совместном уровне федеральных и региональных властей, можно разбить на две категории.

Это системные меры. Вместе с мерами по льготному кредитованию, которые принимались на правительственном уровне, на региональном уровне принимались меры поддержки по льготному кредитованию малого бизнеса, системообразующих организаций, которые не вошли в федеральный список, что было чрезвычайно важно. Меры, связанные с уменьшением административных барьеров, которые принимались по строительному комплексу, по бюджетным процедурам, – аналогичные меры в рамках законодательства принимались и на региональном уровне.

Так же как и в федеральном бюджете, в региональных бюджетах в основном были сохранены параметры бюджетов, госзаказы, региональные, муниципальные заказы, что было чрезвычайно важно для экономики. В целом сохранены были и государственные инвестиции. Андрей Рэмович (Белоусов) сказал, что в целом объём инвестиций практически не упал во II квартале. Во многом это произошло за счёт активной позиции государства и на федеральном уровне, и на региональном. Системные инвестиции, проекты, которые были задуманы и решения по которым были приняты ещё в прошлом году, были сохранены. Много появилось новых проектов.

Всё это вместе не могло не сказаться на инвестиционном климате. Вызвало доверие бизнеса, который видит, что и государство продолжает активно вкладывать свои ресурсы.

Был принят ряд решений, связанных с упрощением офсетных сделок, долгосрочных государственных контрактов на федеральном и региональном уровне. Всё это не могло не сказаться положительным образом.

Принимались и точечные решения. Вы помните, как в самом начале мы активно обсуждали вопросы, связанные с уходом иностранных компаний в автомобилестроении, авиации, торговле, общепите. Большинство этих проблем было купировано так или иначе, либо подобраны российские инвесторы, которые заместили на рынке иностранных, либо произошло просто замещение той или иной продукции. Были приняты точечные меры, в том числе и поддержка грузовой авиации, автопрома, и ряда других отраслей.

Кроме этого, Андрей Рэмович справедливо сказал, не было никакого обрушения на рынке труда, в том числе и за счёт того, что мы принимали проактивные меры, не дожидаясь, пока нас захлестнёт волна безработицы, чтобы потом решать эту проблему. Проактивно выходили в те ниши и те трудовые коллективы, которые находились в зоне риска, особенно там, где уходили иностранные компании, оставляя своих работников. Во-первых, благодаря совместным мерам мы всё-таки добились того, что иностранные компании, уходя, никого не бросали, а делали это в соответствии с российским законодательством, имею в виду и продолжительный период компенсационных мер, выплаты заработной платы и так далее, что позволило за этот период найти другую работу гражданам.

И конечно, речь идёт о точечных решениях в области импортозамещения, о чём Андрей Рэмович сказал. Эта работа не закончена, она только разворачивается. И я бы ещё раз обратил внимание, что мы не просто должны импортозамещать действующие технологии, но создавать новые технологические заделы, чтобы в течение трёх, четырёх, пяти лет мы получили в этих нишах конкурентную на мировом уровне продукцию. Тогда это будет реальная ситуация в области экономической безопасности и технологической безопасности, что не менее важно. Речь идёт о новых технологиях в области микроэлектроники, автомобилестроения, авиации и так далее.

И абсолютно правильно было сказано, что необходимо использовать территориальные кластеры, региональные кластеры, потому что без взаимодействия с региональными, местными властями реализовать крупные новые проекты, которые привязаны к тем или иным территориям, будет значительно сложнее. Считаю, что это хорошее направление, которое совместно надо отработать в ближайшее время.

В целом должен сказать, что пессимистические прогнозы, которые мы специально даже ставили, чтобы страховать те или иные направления, не сбылись благодаря тому, что были приняты активные меры Правительством и региональными властями, с одной стороны, а с другой стороны, наш бизнес показал совсем другой уровень устойчивости по сравнению с тем, что было в 2008–2010 годах, когда мы имели тоже сложный кризис, и падение было значительно больше и проблемы были сложнее – и на трудовом рынке, и финансовые, и экономические, хотя вызовы там были не такие. Это говорит о том, что за эти годы всё-таки была создана в России устойчивая экономика, устойчивая как к внутренним, так и к внешним вызовам.

Заседание президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

Заседание президиума Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций

М.Мишустин: Спасибо, Сергей Семёнович. Я здесь хочу несколько слов сказать. В первую очередь поблагодарить коллег, Вас, Сергей Семёнович, конкретно за координирующую роль по сбору обратной связи от наших регионов и от людей, которым виднее было, какие решения, в первую очередь точечные решения, должны были отвечать на все вызовы и действия недружественных стран, в моменте. И эта ситуация привела нас к возможности сегодня системно планировать дальнейшую работу. Вы сказали о том, что практически более 2/3 мер, которые были приняты на комиссии по устойчивости нашей экономики, были сгенерированы в регионах, и опора на людей, об этом всегда говорит Президент, – это основа нашего дальнейшего развития.

Что касается предложений, которые также озвучил Андрей Рэмович, хочу поддержать и попросить внести их в протокол комиссии. Из важного выделю следующее. Конечно, нам нужно наращивать инвестиционную активность – на всех направлениях. Это и работа с инвесторами, в первую очередь с нашими инвесторами, у которых есть средства. Вы знаете те объёмы депозитов, которые на сегодняшний день имеют наши компании, многие из них перестали работать за рубежом, в недружественных странах, и, конечно, нужно активно привлекать их практически по всем отраслям. Приоритизация этих направлений сделана, и в этом смысле именно кластеризация и с инвесторами, и с регионами может нам в этом помочь.

Сергей Семёнович сказал о кластеризации направлений, научных направлений. Я считаю это очень важным в нашем деле, и сегодня государственно-частное партнёрство в этих направлениях должно развиваться.

Здесь должны играть роль, конечно, научно-исследовательские и конструкторские работы. Денис Валентинович (Мантуров) плотно этим занимается. Но именно в этот момент по замещению критически важной инфраструктуры, продукции промышленности нужно заниматься наукой и нужно предлагать решения, которые станут основой собственного производства в нашей стране, которое заменит критический импорт, о чём сказал Андрей Рэмович, который упал не столь сильно – 11–12% сегодня. Это то, чего общими усилиями нам удалось достичь.

Но успокаиваться здесь нельзя, поскольку создание технологий – это непростой путь. И совокупное применение науки, технологических возможностей России, возможности приобретать продукцию в Российской Федерации – это следующее направление. Инвестиционную активность надо усилить. Считаю, что мы всё должны для этого сделать.

Теперь блок, связанный с логистикой. Без сомнения, логистические возможности сегодня – это прямые издержки бизнеса. Если мы сможем построить новые маршруты через дружественные страны, что необходимо, то сможем справиться с задачей снижения зависимости от импорта вообще и снижения наших издержек, в том числе сможем усилить экспортную составляющую – из России через дружественные страны. Поэтому здесь все предложения принимаются. Я также на стратегической сессии выслушаю, что будем делать, как определились с основными проектами, о которых мы регулярно с вами говорим.

Без сомнения, промышленное производство на сегодняшний день, которое надо стимулировать в России, – это также очень важное направление. И в первую очередь необходимо обеспечить его ресурсами. Это субсидирование процентных ставок, это специальные программы Минпромторга, льготирование, региональные программы. Всё это даёт возможность опереться на собственную промышленность и серьёзно заниматься собственным производством.

И хотел буквально два слова, завершая, сказать о занятости. Без сомнения, здесь Татьяна Алексеевна, коллеги, Антон Олегович Котяков серьёзную работу провели. Скажу сразу, она проводилась заранее, мы ещё года полтора назад обсуждали все варианты развития событий, связанные с возможной безработицей, сформировали программы, соединили в том числе заказчиков для профессионалитета либо выпускников высшего образования с теми, кто обучает детей. И приняли серьёзные решения, в том числе предусмотрели соответствующие расходы в федеральном бюджете, для того чтобы снивелировать любые риски, связанные с потерей работы. Но и здесь тоже есть много вопросов, поскольку скрытая безработица у нас также есть. Вы сказали о количестве 200 тысяч, чуть больше, людей, которые, возможно, могут потерять работу в ближайший квартал или чуть позже, – вот о каждом из них нам нужно думать. Вы знаете, какое внимание Президент уделяет вопросам, связанным с рынком труда, и здесь мы должны, может быть, ещё ряд совещаний провести, чтобы снивелировать эти риски, помочь людям найти работу и адаптацию к ситуации, если так или иначе какое-то из предприятий закроется.

В целом поддерживаю то, что Вы сказали. Андрей Рэмович, чтобы выполнить стоящие перед нами задачи, нужна чёткая координация, которой я прошу Вас заниматься, плотно все федеральные органы исполнительной власти, регионы в этом плане должны работать в единой команде, как нам и говорит об этом Президент.

 51 Всего просмотров,  1 Просмотров сегодня

от Okrug TV

Телеоператор,корреспондент, член Союза Журналистов России и Якутии. главный редактор СМИ телепрограмма "Точка Взаимодействия".

Send this to a friend