Онлайн - видео с места событий в г. Якутске. Новости России и Якутии.

100 лет автономии Якутии – это долгий путь становления ее здравоохранения, который начинался с практически полного отсутствия его инфраструктуры и привел к медицине колоссальных возможностей для сохранения здоровья якутян. А еще это тысячи историй подвига врачей, фельдшеров, медсестер, санитарок, не щадивших времени и сил, чтобы лечить, выхаживать и спасать. И — блестящие примеры талантливого управления отраслью, благодаря чему Якутия нередко опережала другие регионы.

О том, каково это – держать на ладони сердце и строить Медцентр —  министр здравоохранения ЯАССР (1984-1990 г.г.), заслуженный врач РФ, Отличник здравоохранения РС(Я) и СССР Иван Иванович Местников.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Проигрывать не люблю»

…В домашнем архиве Ивана Ивановича, среди пожелтевших от времени фотографий хранятся грамоты, которыми он очень дорожит.

Это признание его спортивных побед: школьных, институтских. Когда был старшеклассником, учась в Мюрюнской средней школе Усть-Алданского района, в составе сборной Якутии по волейболу выезжал на соревнования в Хабаровск, Магадан. Когда поступил в Благовещенский государственный медицинский институт, всерьез занялся тяжелой атлетикой.

Да так успешно, что его приняли в сборную уже Амурской области. В итоге однажды он стал бронзовым призером   всероссийских  соревнований  по этому виду спорта среди студентов-медиков в наилегчайшем весе.

— Иван Иванович, а какие виды спорта вы предпочитали?

— Все! Лыжи, легкая атлетика, волейбол… Я азартный человек. Проигрывать не люблю.

Спорт тренировал тело и закалял дух. Азарт помогал добиваться цели даже тогда, когда, казалось, она недостижима. А таких ситуаций, как покажет время, в его жизни будет предостаточно.

Медицинский институт в Благовещенске он окончит в 1963 году. Из 20 якутян, приехавших вместе с ним постигать тяжелейшую науку врачевания, до диплома удалось дойти лишь четверым. Местников — в их числе. «Я всегда знал, что медицина – мое.  В нашей семье серьезно болела мама, Пелагея Васильевна, а мне всегда хотелось ей помочь. Так что старался быть хорошим медиком», — признается он.

Над выбором будущей специальности долго не раздумывал — определился с этим сразу. И, как записался на 3 курсе в хирургический кружок, так и не изменил делу, требующему молниеносного мышления и ловких рук. Годы спустя продолжал оперировать, стоя у операционного стола по 6-8 часов, даже будучи уже главным врачом. И здесь, надо сказать, его опять-таки выручала  спортивная закалка.

— Операции, особенно онкологические, идут очень долго, так что без элементарной физической выносливости хирургу просто не обойтись, — говорит Иван Иванович. – К тому же спорт учит добиваться цели. И если надо спасти больного, неважно, сколько придется простоять у операционного стола…

Сердце на ладони

Начало его самостоятельной медицинской практики получилось громким.

В 1963-м, после института, Ивана Местникова направили хирургом  в маленькую участковую больницу приискового поселка Бриндакит, что в Усть-Майском районе. И надо же было так случиться, что однажды он стал свидетелем жуткого ЧП. В местную бурную речку упала, практически сразу захлебнувшись, 5-летняя девочка,  жившая по соседству.

Местников бросился за ней, не раздумывая. Вынес на берег. Начал делать закрытый массаж сердца. А когда понял, что результата нет, уже в больнице вскрыл ей грудную клетку и, как бы заводя, начал осторожно массировать крохотное сердечко. И оно забилось! Ребенок остался жив.

Это был настоящий подвиг – врачебный и человеческий, о котором тогда много писали и говорили. Поступок, который, как лакмусовая бумажка, в полной мере проявил его характер: биться за больного до конца.

…Впрочем, экстремальные ситуации для него только начинались. Население Бриндакита, который жил золотодобычей, состояло в основном из сезонных рабочих.

— Народ был отчаянный и суровый, — вспоминает Иван Иванович. – В случае конфликта могли схватиться за бритвы-ножи-топоры…

Вот почему у единственного на всю округу хирурга, который обслуживал еще и соседние участки – Югоренок, Огонек и пр., практически не случалось выходных: ранения, травмы… За операционный стол вставал практически каждый день. Оперировал,  используя в качестве наркоза эфир — привычные сегодня средства анестезии в арсенале районной медицины появились намного позже. Работал  фактически на всех органах, пришивал ампутированные яички, конечности и т.д.

И при этом знал: рассчитывать может только на себя, потому как более опытные коллеги  почти за 500 км от него, в Усть-Мае. Выручало одно: за спиной был надежный тыл небольшого коллектива участковой больницы, где каждый готов был подставить плечо.

— Зато это была такая практика, о которой начинающий хирург может только мечтать! – восклицает Иван Иванович.

Впрочем, не намного легче окажется и в центральной районной больнице Усть-Маи, куда его переведут заместителем главного врача и где он отработает 3 года. Каждодневные операции  приходилось совмещать с административной работой, однако школа,  которую он прошел там под началом главного врача Усть-Майской ЦРБ Петра Баргилова, стоила дорогого. «Великолепный хирург, Петр Афанасьевич учил не только азам хирургии, но и искусству руководить», — годы спустя будет вспоминать Иван Иванович.

Его советы здорово пригодятся Местникову уже в родном Усть-Алданском районе, куда после ординатуры его направят, поручив  возглавить местную ЦРБ. И где всего за 3 года он – неизменно продолжая оперировать — успеет кардинально обновить инфраструктуру районной медицины: введет в строй новый больничный комплекс и молочную кухню, отремонтирует, заново оснащая, несколько ФАПов и участковых больниц.

Надо, значит, надо

Предложение возглавить Якутский республиканский онкодиспансер, которое он получил в 1970 году, станет для Местникова полной неожиданностью.

За плечами у него к тому  времени были уже несколько лет работы хирургом в санитарной авиации республики, когда, выходя утром из дому, он никогда не знал, где окажется к вечеру: экстренная помощь хирургов могла потребоваться в любой момент и в любом районе Якутии.

— Оперировали во всяких условиях и все подряд: ни о какой специализации речь не шла. Сегодня кишечник оперируешь, завтра — разрыв печени, послезавтра летишь на рубленую рану головы… Правда, предварительно нам сообщали, какие органы пострадали, так что какое-то время на подготовку было. Все необходимое везли с собой — большие металлические баки со стерильным инструментом и материалом, — вспоминает Иван Иванович.

Наложив последний шов, они детально расписывали местным врачам дальнейшее лечение и выхаживание больного. А вернувшись в Якутск, первым делом садились за телефон – узнать, как идет восстановление пациента и дать необходимые консультации медикам.

— Врачей всех люблю, но оперирующих – особенно, — говорит Местников. —  Знаю, как они переживают за своих пациентов. Иногда подумаешь, какую операцию только что провел – руки трясутся. Во время нее – нет. Потому что настраиваешься, готовишься, в операционную входишь полностью собранным. И какая радость, когда человек после этого на поправку идет!

Состав санавиации тех лет – это «золотой фонд» республиканской хирургии.

— Возглавлял ее фронтовик, замечательный хирург Виктор Иванович Полозов. Известные хирурги  Василий Константинович Вензель, Иван Афанасьевич Полятинский, Иван Семенович Самсонов, Григорий Саввич Сергин,  анестезиолог Владимир Николаевич Сысолятин – это были асы, которые вытаскивали пациентов даже из безнадежных ситуаций, — рассказывает Местников.

И — скромно молчит о том, что многие коллеги во время его операций учились тогда уже у него самого. Тому, как молниеносно принимать верные решения в экстренных ситуациях. А еще тому, что даже к малой операции, согласно известно известному изречению, нужно готовиться как к большой… Именно так он всю жизнь и работал.

И вдруг – приказ Минздрава ЯАССР: «назначаетесь главным врачом Якутского республиканского онкодиспансера».

— Никогда не думал, что придется  в онкослужбе работать. Но если надо, значит, надо, — говорит Иван Иванович.

Впервые в Якутии

…ЯРОД начала 70-ых  – это несколько деревянных корпусов на территории Областной больницы. И — очень немудреное оборудование, из которого медики выжимали, что могли. Поэтому первое, что наметил себе Местников, осматривая новое хозяйство это, по возможности, его как-то модернизировать.

В итоге уже в 1975 году, несмотря на остаточный принцип финансирования, по которому в советское время повсеместно шло обеспечение нужд медицины, ЯРОД получил новенькое каменное здание для радиологии.  А вместе с ним – и новое оборудование: аппараты «Стабилипан» (1975) и «Агат-С» (1976), шланговый «РУМ-7», что позволило шире внедрять   методы лучевой терапии.

Более того! В 1973 году в ЯРОД открывается  диспансерное  отделение и тогда же главврач дает команду начать освоение принципиально нового  тогда направления лучевой диагностики – УЗИ. Впервые в Якутии — оно  еще не выполнялось нигде.

— Дело в том, что в коллективе онкодиспансера работали по-настоящему пытливые, ищущие врачи, с которыми можно было смело замахнуться на важные вещи. Один из них – замечательный хирург Павел Степанович Герасимов, врач-новатор, внедривший  целый ряд новых методов диагностики. Вместе с ним мы и начали осваивать методику ультразвуковых исследований, — вспоминает Иван Иванович.

Сначала работали на отечественном аппарате «Красногвардеец» — его для ЯРОД закупил Минздрав Якутии. Затем перешли на японскую технику. Результаты превзошли ожидания: выявляемость злокачественных новообразований выросла на порядок.

А уже в 1974 году хирург Герасимов пришел к главврачу с новой идеей – открыть на базе онкодиспансера цитологический кабинет. И — получил от Местникова безоговорочную поддержку. Позже кабинет вырастет в Централизованную цитологическую лабораторию, где на базе ЯРОД будут готовить цитологов для всей республики, а Павел Герасимов войдет в историю медицины Якутии как основатель ее цитологической службы.

…За те 11 лет, что Местников будет возглавлять ЯРОД, окрепнет не только его база, но научные связи с профильными клиниками страны. Так же методично он будет подбирать кадры, бережно взращивая их или  приглашая на работу лучших.

— В диспансере к тому времени сложилась выдающаяся плеяда хирургов-онкологов, со многими из которых я был давно знаком: Валентина Ивановна Мокрова, Лев Андреевич Югай, Зинаида Михайловна Самсонова, Лина Саввична Колесова, Анна Григорьевна Любимова, Люция Спиридоновна Ларионова, Геннадий Ефимович Щербаков, — говорит он. – Со временем  гордостью онкослужбы Якутии станут хирург Георгий Петрович Упхолов, эндоскопист Виктор Григорьевич Алексеев, радиолог Лина Алексеевна Маркова. В диспансер я пригласил их, когда они были еще студентами, и полностью оправдали мои надежды. Я этим очень горжусь…

Стратегическое мышление, открытость новому, готовность поддержать идею, — вот наиболее ценные качества любого руководителя. Местников обладал этим в полной мере. А его умение мыслить на перспективу, заглянуть, как говорится, «за горизонт», спустя много лет однажды позволит ему по достоинству оценить фантастическую – так казалось тогда многим! – идею, благодаря которой в Якутии появился Медцентр…

Как рождался Медцентр

Новый крутой вираж его судьба заложит в 1984 году, когда Иван Местников, после трех лет работы первым заместителем министра соцобеспечения ЯАССР, был назначен министром здравоохранения республики.

Страна входила в перестройку. Очень скоро отрасль столкнется с массой проблем, связанных с переходом на новые экономические рельсы. Однако параллельно открывались и новые возможности, которые можно  было использовать на пользу медицины. Местников это прекрасно понимал.

В результате, руководством республики были приняты два важнейших постановления: «О мерах по дальнейшему развитию охраны здоровья на XII пятилетку и комплексном плане мероприятий по проведению диспансеризации населения ЯАССР» (1986) и «Здоровье населения ЯАССР на период до 2000 года» (1988), которые предполагали участие промышленных гигантов региона в укреплении базы здравоохранения. Благодаря этому в Якутии силами ПО «Якуталмаз», «Якутзолото», «Якутуголь», «Якутнефтегаз», «Якутгазпром», «Якутэнерго» и пр. удалось построить и реконструировать десятки больниц и поликлиник.

В республику едва ли не впервые начинает поступать передвижная медтехника: стоматологические установки, клинико-диагностические лаборатории, эндоскопическое и рентгенологическое оборудование, которое медики могли взять с собой в командировки в районы. Создаются новые службы: медико-генетическая лаборатория, Центр СПИД, реабилитационный детский центр и т.д. А в один прекрасный день судьба сведет Местникова с человеком, который озвучит ему фантастическую идею: в Якутии пора строить медицинский центр!

— Появление в Якутске Национального центра медицины, не имеющего аналогов в Сибири и на Дальнем Востоке, несомненно, связано с именем первого президента республики М.Е.Николаева, вклад которого в строительство, завершившееся в 1992 году, и его дальнейшее развитие велик. Но вот сама идея такой стройки родилась намного раньше — в 1988 году. И осуществилась во многом благодаря человеку, которого уже нет в живых. Звали его Всеволод Иванович Астафьев, — рассказывает Иван Иванович. —  Он задумался об этом еще в Иркутске, когда возглавлял Сибирский филиал Всесоюзного научного Центра хирургии. К нему не раз обращались за помощью по поводу сложных оперативных ситуаций хирурги из Якутии, и не было случая, чтобы он отказал. Если надо было, то по просьбе Минздрава ЯАССР приезжал и много оперировал сам. Будучи министром, я не раз встречался с ним на симпозиумах и конгрессах, так что с иркутянином В.И. Астафьевым Якутия в 70-80-ые годы имела тесные дружеские связи.

Однажды во время одной из встреч Иван Местников узнал: у Астафьева родилась идея строительства Сибирского филиала Всесоюзного научного Центра хирургии в Иркутске. Однако областное руководство идею не поддержало…  А вот якутяне этот проект сумели оценить. В итоге в 1988 году профессор В.И. Астафьев приступает к работе в Якутской республиканской больнице. А министр Иван Местников начинает «пробивать» на всех уровнях положительное решение о возможности такой стройки в Якутии.

— Надо помнить, что это было кризисное для России время — люди не получали зарплату месяцами. Поэтому согласие руководства нашей республики – безусловно, смелый поступок. На меня же, как министра, это налагало  особую ответственность. И не только потому, что впервые в истории нашей отрасли возведение такого объекта оказалось стройкой №1 в республике: архисложной по объему и масштабам. Дело еще в том, что  впервые  были привлечены иностранные строители. А мы тогда совершенно не имели опыта работы с иностранцами ни в строительстве, ни в медицине, — говорит Иван Местников.

Летом 1988-го в Якутск прилетели министры здравоохранения СССР и РСФСР Е.И.Чазов и А.И.Потапов — на зональное совещание с министрами и завоблкрайздравами Сибири и Дальнего Востока. На этой встрече первый секретарь Якутского обкома КПСС Ю.Н. Прокопьев и председатель Совета Министров ЯАССР С.Н. Маркин смогли заручиться принципиальным согласием федерального центра поддержать строительство большого больничного комплекса в Якутске.

— Помню, министр здравоохранения России Анатолий Иванович Потапов, которого я знал давно — он был генеральным директором онкоцентра в Томске, а я возглавлял якутский онкодиспансер,   сказал: «Поручи строительство В.И.Астафьеву. Он  опытный «строитель» и умный руководитель». Не откладывая дело в долгий ящик,  мы с Всеволодом Ивановичем взялись за проектные работы. Вскоре обком партии внес предложение Совету Министров и Министерству здравоохранения ЯАССР о необходимости  срочного строительства медцентра в Якутске.  Спустя 6 месяцев все документы на строительство медико-диагностического центра были подписаны. Хотя первоначальную идею пришлось немного скорректировать: строить не кардиохирургическую клинику, а многопрофильный центр, — вспоминает Местников.

Для реализации проекта был создан республиканский штаб под руководством зампредседателя правительства Александра Зотеева.  22 августа 1988 года подписано соглашение  о намерениях между Советом Министров  ЯАССР и английской фирмой «Микассет-Лимитед» о заключении контракта на строительство в Якутске Медицинского центра. В декабре 1988 года определился подрядчик — австрийская строительная фирма «Поленски и Золлнер». А 13 мая 1989 года министр здравоохранения ЯАССР Иван Местников, гендиректор СП «Фарус» Т.Гребенкин и директор австрийской фирмы «Поленски и Золлнер» Рональд Кёх подписали окончательный контракт.

«Только сегодня, пожалуй, в полной мере понимаешь, каких сил и нервов все это стоило! Хлопоты по подписанию контракта, кропотливое составление проектно-сметной документации, необходимость постоянно согласовывать возникающие вопросы, «нервозные» совещания, бесконечные переговоры на различных уровнях… Что помогало? Думаю, невероятное желание всех, кто был вовлечен в этот процесс, достичь наилучшего результата», — годы спустя напишет в своих воспоминаниях Иван Иванович.

…Пройдет всего три года, и на месте пустыря в окрестностях Гимеина появится объект, без которого сегодня трудно представить жизнь республики. Без которого невозможно будущее ее медицины.

И который, по сути, давно стал своеобразным памятником тем, кто тогда не только поверил в идею, но и сделал все, чтобы ее воплотить…

 115 Всего просмотров,  1 Просмотров сегодня

от Okrug TV

Телеоператор,корреспондент, член Союза Журналистов России и Якутии. главный редактор СМИ телепрограмма "Точка Взаимодействия".

Send this to a friend