Свежие события

Экспертный клуб

Экспертный клуб — ко Дню Государственности Якутии,видеоконференцсвязь с Иваном Шамаевым…

На площадке Экспертного клуба в режиме онлайн-конференции прошла встреча Инициативной группы по созданию Союза журналистов и блогеров с народным депутатом РС(Я) V созыва, известным общественно-политическим деятелем республики Иваном ШАМАЕВЫМ. Беседа приурочена предстоящему завтра, 27 сентября, Дню государственности Республики Саха (Якутия). Темой обсуждения стали ВОЗМОЖНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ в Конституцию Якутии, в свете обновленной Конституции России. Также в ходе встречи затронуты другие вопросы, касающиеся общественно-политической жизни региона. Участие приняли журналисты Елена Тихонова телеграм-канал «В ЯКУТИИ.RU», Сусанна Рожина — блогер , журналист, Олег Желнин — главный редактор СМИ телепрограмма «Точка Взаимодействия», Владислав Коротов, журналист, член Экспертного совета Общественной палаты РС(Я), руководитель Комитета по экологии III Конгресса народа Саха и другие.

Стенограмма ВКС:

ИСТОРИЯ ТЕМЫ

Отвечая на вопросы журналистов, Иван Шамаев вначале напомнил предысторию вопроса: «Как мы знаем, внезапно, 15 января текущего года, президент страны выступил с неожиданной речью, в которой он сказал, что Конституция России будет переделана. Как вы помните, всех это ввергло в шоковое состояние: зачем это делать, к чему это все?.. 11 марта 2020 года мы могли наблюдать, как Госдума принимает эти поправки в Конституцию, был назначен день всенародного голосования, который затем перенесли из-за коронавируса».

«Казалось бы, будет сопротивление со стороны населения принятию этих поправок. Но оно не было достаточно сильным. Как мы помним, этому помешала пандемия. Да и общие объективные причины, касающиеся слабости гражданского общества России. Таким образом, в течение нескольких дней прошло это голосование, и поправки были приняты, к сожалению. Дальше говорят, что будут вноситься поправки в Конституции регионов, и теперь этот процесс дошел и до нас. Поэтому была образована комиссия народных депутатов по инициативе Александра Жиркова, потом Ил Дархан собрал свою комиссию по этому же вопросу. Обе комиссии сейчас работают», — напомнил Иван Шамаев.

«Сейчас поступают ли поправки извне, мы не знаем, поэтому мне кажется, может быть, мы начали говорить немного рано, надо дождаться, когда будут внесены предложения. С другой стороны, то, что сообщество журналистов готовится к освещению внесения поправок в Конституцию республики, это нормально», — отметил гость Экспертного клуба.

О КОНСТИТУЦИИ ЯКУТИИ

ТИХОНОВА: 17 сентября, на заседании Конституционной комиссии республики, Глава Якутии заявил, что, цитата: «Для нас Основной закон – это Конституция Российской Федерации, на его основе мы должны подготовить проект изменений в Основной закон Республики Саха (Якутия)». То есть изменения в любом случае будут. Тогда интересно, каким образом они будут вноситься? Когда мы с коллегами готовились к встрече и изучали опыт других регионов, то узнали, что, например, в Татарстане, насколько не ошибиться, Председатель Конституционного суда в своем программном интервью заявил, что отдельные статьи у них могут приниматься Госсоветом, а какие-то отдельные статьи – референдумом. А у нас какой механизм возможен?

ШАМАЕВ: Пока непонятно, будут ли поправки, которые потребуют проведения референдума. Может, в этом и не будет необходимости. Но, вообще, всего принято 206 поправок в Конституцию России, и всех их проецировать в нашу Конституцию не имеет смысла. Многие из них приняты, и для нашей Конституции роли не играют. Например, обнуление сроков президентства и другое.

К тому же некоторые депутаты, пользуясь ситуацией, хотят внести и какие-то другие проекты законов, которые вообще не рассматриваются в числе данных 206 поправок. Например, Федоров Виктор Николаевич предлагал сократить количество депутатов. Количество депутатов это у нас — конституционная норма. Если мы откроем Конституцию РС(Я), то мы там обнаружим, что у нас — 70 депутатов. Если менять число депутатов, то надо менять и избирательные округа.

Лично я, например, выпустил статью, в которой изложил мнение, что количество депутатов нельзя менять. И мы, общественность, находимся в напряжении, потому что будут поправки, которые могут иметь большое значение для республики как субъекта федеративного государства. Уже есть предположение о том, что нужно ликвидировать Конституционный суд Ингушетии. Это очень тревожит, поскольку это может быть прецедентом для всех остальных регионов. Ингушские депутаты заявили, что они будут против.

Но мы посмотрим, как это у них получится, поскольку парламент Ингушетии состоит только из 30 депутатов, количество очень компактное, и в 2018 году они безропотно приняли закон о территориях, помните? Когда был территориальный спор между Чечней и Ингушетией. Этот вопрос проходил через парламент, и парламент Ингушетии его тогда принял. Потом, правда, депутаты отказывались от того, что это именно они голосовали за этот закон.

Как раз эта ситуация была как бы краеугольной. Были митинги и т.д. Конституционный суд Ингушетии посчитал недействительным решение парламента и вообще договор, который заключили между собой главы Ингушетии и Чечни. И пришлось вмешаться Конституционному суду РФ.

Вот такая была коллизия, спор между федеральным центром и республикой, и это закончилось не в пользу республики. Поэтому я и говорю, что внесение этих поправок в Конституцию – это очень опасный момент. Но то, что вы, журналисты, скооперировались, организовали такое обсуждение, – это очень нужное дело, сейчас от вас многое зависит. От того, насколько вы будете освещать это широко, честно и достоверно, многое будет зависеть.

ЖЕЛНИН: Иван Иванович, на основе Вашего опыта можете нам подсказать? Многие не понимают, что Конституция республики и Конституция России напрямую влияют на бюджет республики. Не могли бы прокомментировать: это так или нет?

ШАМАЕВ: Это так, но вот сейчас, на данный момент, боюсь ошибиться, пока с бюджетом связан лишь пункт о минимальном размере оплаты труда и прожиточного минимума. Хотя мы писали с Сулустааной Мыраан, что это — такая «игра»: можно прожиточный минимум «подогнать» под МРОТ и так далее.

ТИХОНОВА: Иван Иванович, в одном из регионов законы, которые должны меняться в соответствии с новой Конституцией России, будут приниматься с учетом мнения общественности. Как в этом направлении работа идет у нас, в Якутии? Вас, общественно-политических деятелей, насколько активно привлекают к этой работе?

ШАМАЕВ: У нас очень медленно идет подготовка к этому, пока нас никто никуда не приглашает. Но Конгресс народа саха будет активно работать, и, если появятся такие вопросы, как судьба Конституционного суда республики, мы, конечно, будем действовать в защиту федеративных принципов нашего государства.

Хотел добавить, что летом Федоров Виктор Николаевич также предлагал упростить механизм смены Председателя Госсобрания (Ил Тумэн). У нас в действующей Конституции заложено, что спикера можно снимать двумя третями голосов, но он предлагал за возможность снять спикера простым большинством. Такие моменты из разряда «пользуясь случаем». В той поправке, которая была в новой Конституции России, ничего подобного нет. Сейчас ходят слухи, что он внес эту же поправку, и она будет в той же редакции, которую он предложил летом. Летом он пытался внести поправку в регламент Госсобрания, но тогда оказалось, что это — конституционная норма.

О БЮДЖЕТЕ, О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ ЯКУТИИ

ЖЕЛНИН: По поводу местного самоуправления: сейчас многие видят, что у нас есть права — как в Конституции России, так и Якутии, но участились случаи, когда местные власти говорят: денег нет, мы выше право выполнить не можем или мы свои полномочия не можем выполнить, потому что финансирования нет. Это с Конституцией как-то увязывается? На Вашем опыте такие вещи есть или случались?

ШАМАЕВ: Как Вы знаете, сейчас с местными бюджетами очень плохо по всей России. Пока я могу сказать, что хорошо чувствует себя Ленск. Вы, наверное, слышали, что бюджет у них нормальный. Я, будучи депутатом, как-то обращался к начальнику нашей Налоговой инспекции, хотел узнать о наполняемости бюджета. Ответ был примерно такой: «Что Вы лезете не в свое дело? Денег у нас много, налоги платятся».

Не знаю, как в Мирном, а то, что в сельских улусах никаких бюджетов нет, – это понятно. Там все идет через бюджет республики. Понятно, что система пополнения бюджетов не отработана даже на уровне «федеральный центр и регион». Все знают, что ситуация плохая, начиная с федерального уровня, не говоря уже о республиканском.

Так что по бюджетной недостаточности местного самоуправления – это вопрос всей России. По этому поводу хорошо было бы организовать компетентный круглый стол. Не только с депутатами, но и с Министерством экономики, Министерством финансов, с главами наслегов, улусов, и это было бы очень интересно.

ЖЕЛНИН: Этот вопрос я не просто так задал. У нас, к примеру, одним из первых пунктов сказано, что каждый гражданин имеет право на жилище. В моем понимании Конституция должна быть поддержана финансово — для выполнения определенных обязательств перед гражданами. Но, тем не менее, мы ярко видим, что многое не выполняется. Можете прокомментировать, например, про Арктику? Явно будет новый закон в Конституции республики?

ШАМАЕВ: Считаю, что нет необходимости вносить в Конституцию Якутии отдельную статью об Арктике. То, что Вы говорите, – это закон об Арктике, и, видимо, такой закон действительно скоро будет принят.

КОРОТОВ: Вы упоминали Конституционный суд республики. Есть ли угроза ликвидации Конституционного суда республики? И, если такое случится, что будет с уже принятыми его решениями? Например, о признании народа cаха коренным народом республики? Могут ли эти решения быть приостановлены или аннулированы?

ШАМАЕВ: Я уже говорил ранее, что есть угроза потери Конституционного суда РС(Я), потому что в новой Конституции РФ, в разделе о системе законодательства России, не прописаны Конституционные суды субъектов федерации. Это не означает, что республика должна ликвидировать свой Конституционный суд. Это — право народа. Это — право субъекта. Это — принцип федеративности. Мы должны сохранить Конституционный суд Республики Саха (Якутия).

В 2017 году был ликвидирован Конституционный суд Бурятии. Я специально этот вопрос изучал, там была такая ситуация, что Конституционный суд Бурятии не действовал из-за нехватки судей, но затем, когда Конституционный суд этой республики решили воссоздать, внезапно, в марте 18-го года, бурятский парламент принял закон о ликвидации Конституционного суда Бурятии. Это произошло внезапно. В 2019 году, в декабре, после чечено-ингушских событий, внезапно выступил глава Тувы, с мнением, что Конституционный суд Тувы только проедает бюджет и подлежит ликвидации. Он выступал в 20-х числах декабря, а в конце декабря Конституционный суд Тувы был уже ликвидирован.

По всей видимости, есть такая самоцель у федерального центра – закрывать Конституционные суды субъектов Российской Федерации. И нет гарантии, что у нас кто-нибудь не выступит с инициативой, мол, Конституционный суд Якутии не нужен.

Теперь насчет положения о коренном народе. Конституционный суд Якутии принял норму, что саха являются коренным народом. Это историческое решение Конституционного суда РС(Я). Я думаю, оно останется. Однако я бы не хотел так думать, но, если Конституционный суд Якутии будет ликвидирован, то эта норма станет историческим фактом, хотя не перестанет существовать как его решение.

Если Вы о том, что эту поправку надо внести в Конституцию РС(Я), то да, это — непростой вопрос. Хотелось бы, чтобы эта норма содержалась в Конституции РС(Я). Это с одной стороны. Но, с другой стороны, я, например, против того, чтобы в Конституцию республики вносилось много поправок, нужны только самые необходимые, фундаментальные. Но этот вопрос требует основательного рассмотрения.

О НАРОДНЫХ ПАЛАТАХ

ТИХОНОВА: Иван Иванович, насколько верно, Вы были противником поправок в Конституцию России, в том числе — против поправки о языке государствообразующего народа. Как считаете, если пакет поправок в Конституцию Якутии пройдет, это отразится на положении якутского языка и языков коренных малочисленных народов Севера?

ШАМАЕВ: Когда появилась такая поправка в Конституции России, были предложения «давайте, в пику, введем в Конституцию РС(Я) норму, что якутский язык является государствообразующим языком в Якутии!». Я как противник поправки о государствообразующем языке не могу быть сторонником его зеркального отражения – поправки о государствообразующей роли якутского языка.

ТИХОНОВА: Мы, коллеги, за последнюю неделю широко и подробно освещаем темы экологии – по итогам нашей аналогичной встречи с новым республиканским экологическим движением. Поэтому Ивану Ивановичу как нашему гостю и эксперту хотелось бы задать вопрос: возможны ли какие-нибудь поправки в Конституцию Якутии касаемо экологии?

ШАМАЕВ: И в Конституции России, и в Конституции Якутии, об экологии, в общем-то, хорошо написано. Но эти статьи просто не работают. И, скорее всего, практика работает против этих статей, и в этом — наша беда. Я хотел бы добавить, что в этом — проблема нашего российского общества, что мы слабо реагируем на все, что происходит. Идет нагнетание, идет усиление власти против прав человека.

Проблема в том, что у нас слабо развито гражданское общество. Что у нас является, например, оппозицией к власти? Слева — коммунисты, справа – либералы, а народ посередине. Я не являюсь членом партии, и вся Россия, в основном, — беспартийная. Я первым делом отправлю Вам письмо, подписанное представителями 6 регионов: Якутии, Бурятии, Республики Алтай и других, об организации в республиках Народных палат. Мы считаем, что активная общественность, которая в кои-то века сложилась из разных партий и движений, могла бы обсуждать все эти вопросы и ощущать интересы населения того региона, в котором живет. Эти Народные палаты могли бы стать центрами оживления общественной жизни и гражданского общества.

Лидерами оживления общественной жизни являются, в основном, блогеры и журналисты. Но я знаю, что в других регионах это делается очень тяжело. Если Народные палаты начнут действовать в регионах, это было бы хорошо, в них обсуждались бы все общественно значимые вопросы. Вот сейчас все ждут смены власти. Смена власти, конечно, будет, но это будет просто трансфер власти, настоящих изменений быть не может, просто одна голова сменит другую. Это все понятно. А настоящее обновления, касающиеся всего населения, они могут быть затронуты лишь тогда, когда начнут работать эти Народные палаты. И они должны пополняться «снизу», как и ваш Экспертный клуб. Ваша работа с экологами – очень положительное явление, и это тоже является частью работы будущей Народной палаты.

ОЦЕНКА РАБОТЫ ВЛАСТЕЙ

ТИХОНОВА: В преддверии Дня государственности Якутии как бы вы оценили работу действующего созыва Ил Тумэн, возможно, что-то хотели бы им сказать, пожелать в напутствие?

ШАМАЕВ: Принято ругать действующие созывы парламента. Так было и 10 лет назад, и, наверное, это правильно: надо ругать. Положа руку на сердце, я скажу, что всегда кажется, что новый состав слабее по сравнению с предыдущим. Моя субъективная точка зрения – депутаты нынешнего созыва работают в условиях неимоверно более трудных, чем их коллеги с предыдущих созывов.

В такой ситуации 12 марта этого года Председатель Государственного Собрания (Ил Тумэн) Петр Гоголев сумел сказать слова, за которые его очень ругают. И, возможно, инициатива Виктора Федорова была вызвана именно этим. Этот поступок Гоголева я считаю даже подвигом. Он совершенно правильно сказал о главных недостатках поправок в Конституцию России.

Все-таки в большинстве своем депутаты обнаруживают себя как патриоты республики. В преддверии Дня государственности я пожелаю депутатам VI созыва смелости, мудрости, честности, чтобы они смогли это трудное испытание выдержать.

ТИХОНОВА: Да, выступление Гоголева на той исторической сессии вызвало весьма широкий резонанс, и в прессе до сих пор об этом вспоминают. Но в итоге «против» проголосовала же только Сулустаана Мыраан? Или Петр Гоголев тоже голосовал «против»?

ШАМАЕВ:Насколько мне известно, он «воздержался». И обвинять его в том, что он не голосовал «против», по-моему, это неправильно. Он мог бы даже голосовать «за», поскольку суть его выступления была в том, что он не поддерживал только часть поправок.

ЖЕЛНИН: А если какие-то статьи Конституции не работают, зачем они вообще в ней существуют? Зачем принимать законы, которые не работают? Какой смысл их принимать? Какой совет Вы дали был нашим депутатам или нашему Экспертному совету в этом отношении?

ШАМАЕВ: Олег, я вообще за то, чтобы никаких изменений в Конституцию Якутии не принимать. В этом я с Вами солидарен. Я надеюсь, придет время, когда эти поправки с Конституции России будут сняты. Я считаю, что ельцинская Конституция Российской Федерации – это все-таки своего рода большое достижение той плеяды политиков, которые работали в 90-е годы. После этих 206 поправок мне даже не хочется раскрывать новую Конституцию России. Там же, Боже, что написано! Вы же сами понимаете.

Например, положение об этих мротах. Эти мроты никакого отношения к Конституции не имеют. Но их внесли! И таких нюансов – сотня! Но мы вынуждены будем принять изменения в Конституцию России. Что делать: время такое! Теперь о законах. Закон об ответственном недропользовании, который мы в свое время разрабатывали своей рабочей депутатской группой, в самом начале был полезным в том отношении, что наполнял бюджет республики. Это было в редакции Кириллина Николая Дмитриевича, который долго работал заместителем председателя Госкосмитета по недропользованию. Но за 3-4 года оппоненты этот закон «раздербанили» так, что теперь это чуть ли не просто декларативный закон. Однако он будет наполняться. Будет пополняться понятием об экологической ответственности и так далее. Так что я с Вами не соглашусь в той части, где Вы считаете, что «не нужны законы, которые не работают».

ТИХОНОВА: Коллеги, позвольте задать вопрос, как бы подводящий итог нашей встречи. Завтра, 27 сентября 2020 года, будет ровно два года как состоялась инаугурация нового Главы Якутии Айсена Николаева. И вот от Вас, Иван Иванович, как от народного депутата V созыва и общественно-политического деятеля хотелось бы услышать оценку работы главы региона за эти два года. И, забегая вперед, хотелось бы поблагодарить Вас и всех участников нашей сегодняшней встречи за интересную беседу и поздравить с наступающим праздником.

ШАМАЕВ: Два года – это еще малый срок, чтобы делать какие-то выводы. Некоторые люди уже успели сказать много слов, но я все-таки пока воздержусь от оценки. Глава республики действует все-таки в иных условиях, нежели его предшественники. Если бы у меня в свое время спросили, как я оцениваю два года работы Егора Афанасьевича в должности главы республики, и я как-то пытался бы ответить, это было бы совершенно бессмысленно. Потому что сейчас, через годы, я оцениваю их совершенно по-другому, нежели на тот момент. Поэтому сейчас оценивать деятельность Айсена Николаева не имеет смысла.

ТИХОНОВА: То есть оценить можно будет только со временем?..

ШАМАЕВ: Да, это настолько сложно.

Предыдущая записьСледующая запись
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Свежие события