Онлайн - видео с места событий в г. Якутске. Новости России и Якутии.

Источник © Yakutia-Daily.ru

Иногда встречаешь таких людей и сначала просто не веришь тому, что он говорит. Но потом понимаешь, что он именно такой: идейный, с чёткой жизненной программой. Сегодня наш гость – председатель общественной организации социальной защиты граждан, склонных к употреблению психоактивных веществ, и реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, «Алмаз» в Республике Саха (Якутия) – Серафим Серафимович Иванов.

– Серафим, где родился, где крестился?

– Родился я в селе Мукучу Кобяйского района. Отец Серафим Иванович – ученик Дмитрия Петровича Коркина, кандидат в мастера спорта СССР по вольной борьбе. Мама Анастасия Петровна Иванова имеет лишь одну запись в трудовой книжке – воспитатель детского сада в Мукучу. Три сына и две дочки. Дочери старшая и младшая. Я – младший из трёх братьев.

– Прекрасная семья. Как так вышло, что ты встал на кривую дорожку?

– Старшие братья по примеру отца занимались спортом, умели за себя постоять. Старший брат из-за драки в деревне получил срок. Потом средний брат, учась в городе, тоже за драку сел в тюрьму. Подростком я рос без братьев, родители всё время на работе. С Алёной, будущей женой, знакомы с детства, дружим со школьной скамьи, первая любовь. Родилась дочка. Алёна поехала учиться в Якутск на юриста. Я поступил в Вилюйское педучилище на культурологию. Пел, проводил дискотеки в качестве диск-жокея. Через два года переехал к жене в Якутск.

Тогда в дикие 90-е было модно пить, курить и быть «крутым». Начал выпивать, попробовал марихуану. Она хоть и считается «лёгким» наркотиком, но именно с неё все переходят на тяжёлые. И меня тоже уговорили попробовать синтетический наркотик спайс. А от него привыкание мгновенное, подавляет волю, интеллект. Это же специальная химия, его создавали с такими свойствами. Тогда они продавались в киосках в центре Якутска. Кроме доступности наркотиков распространению зависимости способствует и то, что каждый зависимый завлекает в омут ещё нескольких человек, чтобы добыть себе дозу.

У меня была малая родина

– В интернете ходят страшные видео, как молодых людей корёжит, буквально наизнанку выворачивает физически от спайса и солей. Неужели с тобой так тоже было?

– Да, но в отличие от городских, которым некуда идти, у меня была малая родина. Я бросал употреблять на неделю-две, уезжал в Мукучу. У меня уже было двое детей, кредиты, семья, Алёна, которой я буду благодарен всю жизнь, что не бросила, что верила в меня, поддерживала. Я знал, что зависимый, но не знал, к кому и куда обратиться, чтобы бросить. Боялся, что если обращусь в наркологию, то сразу получу «волчий билет» и придется распрощаться с автомобильными правами, с ружьями. Вот и не лечился.

В 2010 году меня с друзьями в машине остановила полиция. Мы были под дозой, неадекватные. Хорошо, что остановили, ведь мы могли убить или покалечить не только себя, но и других людей. В результате ст. 228 Уголовного Кодекса. 70 % парней на зоне по этой статье сидят. Дали четыре года. Тогда и начал думать о своей судьбе, о жизни, о Боге. И я поставил себе цель: бросить эту заразу навсегда, побыстрее выйти на свободу к своей семье и начать помогать людям избавиться от зависимости. Было ощущение, что я обрел своё предназначение, свою судьбу. Через полтора года вышел на поселение, через два освободился досрочно. Вышел, а прежних друзей-наркоманов никого нет: кто-то умер от передозировки, кто-то в тюрьме, кто-то пропал, кто-то опустился до нечеловеческого образа. Неосознанное отношение к жизни, наркотики выкосили наше поколение очень сильно.

Начать всё с нуля

– С чего начался твой путь?

– Устроился работать водителем в частной организации. Поменял среду общения, много читал, изучал различные методики избавления от зависимости, разные религии. Собрал вокруг себя человек 10, которые тоже, как и я некогда, не знали, куда идти, к кому обратиться. По совету тогдашнего руководителя наркодиспансера Петра Сысоевича Тумусова мы открыли мотивационный центр, круглосуточный телефон доверия. Консультировали, помогали советами, куда обратиться, вызывали к себе, работали с созависимыми (родителями, членами семьи). Набрались опыта и в 2014 году подали заявление о регистрации НКО Общественная Организация «Алмаз». Мы поставили цель помогать зависимым, бывшим заключённым. Начали контактировать с государственными органами, общественными организациями, религиозными течениями.  Изучив разные методики, опыт не только российский, но и мировой, выбрали массачусетскую систему, доказавшую свою относительную эффективность, адаптировали и усовершенствовали её для применения в наших условиях.

– Но ведь наркоманов и алкоголиков лечат в реабилитационных центрах?

– Их именно лечат, потому что Всемирная Организация Здравоохранения при ООН давно признала зависимость от употребления психоактивных веществ – болезнью. В этот список веществ входит и алкоголь, ведь он стоит следующим после героина по степени вызывания зависимости. Разница лишь в том, что выпивка легальна. Именно от алкоголя и «лёгких» наркотиков переходят к тяжёлым, опускаются на дно жизни, теряют честь, семью, свободу и даже жизнь. Но, как показывает опыт, возможность вылечиться и вернуться к нормальной социальной жизни есть у всех.

Изучив чужой и свой опыт, мы поняли, что существующая на тот момент система неэффективна, так как реабилитация имеет строгую последовательность и этапность: физиологическая реабилитация, иногда психиатрическая, затем психологическая и потом социальная реабилитация. А государственные институты выполняют только начальные этапы реабилитации, то есть лечат. А ведь зависимые теряют почти все социальные навыки, интеллект, моральные, волевые качества, имущество, семьи. Выходя из наркодиспансера или мест заключения, они возвращаются в ту же среду, не имея жилья, имущества. У них нет трудовых навыков, профессии, рабочего места, легального источника дохода. Нет близких людей, нет социальных лифтов.

Поэтому мы заключили соглашения о совместной работе с Якутским республиканским наркодиспансером, УФСИН, МВД, включились в работу по государственным программам, начали участвовать в конкурсах на получение грантов. Открыли на свои средства маленький реабилитационный центр на 10 человек. И все эти десять излечились, работают, приезжают, время от времени, поделиться новостями, опытом, помогают новым реабилитантам. Ведь один из наших принципов «Помогая другим, помогаешь себе». Один из первых реабилитантов – мой главный помощник, до сих пор со мной, трудится в «Алмазе». Второй получил звание магистра психологии в СВФУ по специальности «Реабилитационная психология». Многие являются тьюторами, помогают нынешним реабилитантам.

– А как вы выводили их в люди?

– Наркоманов и хронических алкоголиков сначала лечат в наркологии, потом в реабилитационном центре в Кангалассах от 3 до 6 месяцев, где с ними работают психологи. И отправляют к нам тех, кто мотивирован на жизнь и не желает вернуться к наркозависимости. Поэтому у нас такой высокий процент по-настоящему реабилитированных. Но обычно просто леченные наркоманы возвращаются в свой круг общения. Есть такие люди, кто в наркологии лечатся по 6-7 раз за год. Считай, что они их постоянные клиенты. А ведь это сколько выброшенных на ветер государственных денег.

 

 

 

 

 

 

Государство тратит сотни миллионов, а наш бюджет не превышает и десяти миллионов. Нам помогают грант Или Дархана на 3 миллиона в год и финансирование через государственные программы: антинаркотическую и программу оказания социальных услуг. Кроме этого мы сами себя пытаемся обеспечить мясом, субпродуктами. Два года назад выиграли президентский грант на 600 тысяч на открытие столярного цеха. Пытаемся заработать сами, но этого просто недостаточно. А ведь надо выкупать здание, да и хочется, наконец, нанять штат психологов и открыть круглосуточный телефон доверия.

Большую помощь нам оказывают бывшие подопечные. Они всё понимают, приходят, читают лекции, проводят семинары без всякой оплаты. Считай, мы работаем на энтузиазме, а работники государственных органов за зарплату. Но мы проводим больший объём работы по своей методике, доказывающей свою эффективность. Как бывает обычно, у наркозависимых утеряны документы, а также связь с близкими родственниками. И мы человека собираем, как пазл, сюда входит: восстановление документов, развитие творческих способностей, поддержка поступления в ССУЗы, вузы, трудоустройство. Сотрудничаем с МВД, наркологией, министерствами молодёжи, труда и социальной защиты. Ежегодно принимаем участие в социально-благотворительной акции «Путь к дому». Считаю, что будущее – за частными центрами и общественными организациями, такими как «Алмаз». Мы за восемь лет вернули к нормальной человеческой жизни порядка 240 человек – в среднем по 40 человек каждый год.

Помощь в реабилитации наркозависимых

– Но ведь для полной реабилитации и вхождения в социум надо полностью изменить сознание наркомана или заключённого.

– Да, надо менять психологическую матрицу его поведения. Менять комплексно мировоззрение. А это ох, какая трудная задача. Сначала надо, чтобы человек понял себя, спросил себя – кто я? Ведь кто с ним по душам разговаривал в жизни? Надо попытаться пробудить личностные качества. На зоне они превращаются в зверя, который не знает, что такое честность, жалость. Схожая история с наркоманами и алкоголиками.

Психологическое сопровождение идёт в течение года. Пытаемся реабилитировать биопсихосоциальную личность реабилитанта в целом. Благодаря трудотерапии, спорту и лечению физическое тело зависимого оздоравливается. Некоторые пробелы знаний восстанавливают, т.е. заканчивают 9-12 классы в вечерних школах г. Якутска. У нас один бывший наркозависимый стал магистром психологии. Двое получили образование электриков в АГАТУ. Учатся на газовиков, операторов, поваров. Отправляем на курсы повышения квалификации в практические центры наркологии, а также в реабилитационные центры. Например, в центр «Остров» в подмосковном Ступино.

– Я недавно посмотрел фильм Олеся Петровича «Республика ШкиД» о твоей работе, семье, о трудовой коммуне в Мукучи.

– Да, действительно, в 2016 году мы по гранту Минсельхоза по федеральной программе профилактики правонарушений открыли трудовую коммуну в моём родном селе Мукучу. Выкупили ферму. Наркология оказала материальную помощь, выделив механические транспортные средства для сенокоса, за что им благодарны. Любовь к родной земле откуда? У меня был перед глазами пример старшего брата, который после зоны не сломался, стал уважаемым человеком, предпринимателем, настоящим главой семьи, дедушкой. Это он помогает мне с фермой, сенокосом и многим другим. Я очень благодарен ему.

Считаю, что выбор сельской местности в Кобяйском улусе – правильный. Туда мы привозили наркоманов из Якутска, чтобы у них не было возможности сбежать или приобрести что-нибудь дурманящее (Мукучу в 600 км от Якутска по бездорожью). И люди, которые коров-то видели только по телевизору, начинают их доить, кормить, ухаживать за телятами. Один признался, что, общаясь с людьми всю жизнь, он оскотинился, а ухаживая за скотом, стал человеком. Анималотерапия действительно работает, особенно по отношению к городским людям. Как показывает всемирная практика, животные являются сильными врачевателями душ больных людей, они не оставляют равнодушными, вызывают эмпатию. Многие наши реабилитанты поверили в эти Чудеса Исцеления.

– Коммуна даёт результаты в том же денежном отношении?

– Мы содержим 100 коров, из них 50 – дойные. Иначе нет смысла. В пандемию коммуна реально помогала. Молоко сдавали, было своё мясо, субпродукты. Но в 2017 году Грант Минсельхоза по профилактике правонарушений получило чурапчинское фермерское хозяйство, но они не смогли справиться и вернули деньги. А мы ведь коммуна, а не сельхозпредприятие, и нам не полагаются субсидии и гранты по Минсельхозу. Нам так в УСХ и говорили: закрывайтесь – не выживете. Но мы выжили. А в этом году новая напасть – наши угодья затопило. Вместо 300 тонн сена мы накосили всего 120.

Но коммуна – это наше детище. Здесь вся техника, перебранная моими руками и руками моих помощников. Мои подопечные учатся водить тракторы, готовить, стирать, убираться в доме. Ведь многие попали в колонии ещё малолетними, а там за ними ухаживали и кормили. Это тоже социальная реабилитация.

На мой взгляд, мужчина должен уметь всё. Кто не умеет, мучаются по жизни. Городские особенно. Быть самостоятельным, принимать решения, быть мужчиной. Я же вижу, как страшно талантлив наш народ! Вот деревенский мальчишка может всё! Любую технику водит, починит, да ещё придумает улучшения в работе машин. А как мастерит! У каждого свой почерк, свой взгляд. А их губят водка и наркотики.

Наркоманы останавливаются в развитии в том возрасте, когда начали употреблять. Стоит перед тобой старик, а по своему мировоззрению он подросток. Поэтому им легко манипулировать. Вот они и привыкли никому не доверять. А тут он оттаивает душой. Он наконец-то понимает, что ему верят, доверяют, не заставляют работать, всё только по доброй воле. И здесь учителя – бывшие зэка, такие же, как он сам. Относятся как равный к равному. Тут работает схема – помогая другому, помогаешь себе.

В коммуне и столярке мы выплачиваем зарплату, которую выдаем, когда наш выпускник выходит в жизнь – таким образом он оплачивает жильё, учебу.

Срываются, конечно. Запьют, потеряют опять всё и к нам возвращаются. Знают, что в коммуне примут. Срыв – это отдельная большая тема, которая постоянно прорабатывается. Ведь поведенческие шаблоны остаются, но мы помогаем им выработать новые, нормальные поведенческие механизмы, получать удовольствие совсем от другого, что не губит его тело, разум и душу.

Нам нужно 11 миллионов

– В коммуне работают человек 10-15, а через вас проходит в год порядка 40 человек. Где живут остальные?

– После первого дома на ул.Ногина в Якутске мы снимали каменный дом на ул.Чайковского на 20 человек. Но два года назад хозяева решили продать его, и мы были вынуждены искать новое здание. Нам попалось отличное помещение, подходящее под все нормы и требования для оказания социальных услуг по реабилитации. Живут там человек 30, к зиме ещё подтянутся 10-15 жильцов. Хозяин продавал его, но увидев то, чем мы занимаемся, заключил с нами договор выкупа с рассрочкой на 2 года. Мы должны были выплатить 22 миллиона рублей, и дом – наш. Заплатили 11, и теперь до Нового года надо найти ещё 11. Иначе по договору уже выплаченные деньги пойдут как арендная плата, нам придётся выселяться, и мы потеряем уже оплаченную сумму.

«Алмаз» действительно работает и выполняет свою миссию. В Дальневосточном крае это единственный реабилитационный центр, который оказывает духовную помощь наркозависимым и улучшает их психическое состояние.

– Помогает ли вам религия?

– Моё твёрдое убеждение, что без веры не будет исправления. Человек должен верить – будь это православие, ислам, тенгрианство. Я называю это Высшими силами. В воскресенье ходим обязательно в церковь. Я пришёл к православию, крестился два года назад. И когда езжу по реабилитационным центрам в России перенимать опыт, то показываю свой православный крестик, и я уже свой, мне помогают, сочувствуют. На самом деле Бог один, имена разные.

– Вам помогла выбраться из трясины ваша семья. Расскажите о ней.

– Жена Алёна Афанасьевна – мой заместитель. Она, как юрист, занимается такими вопросами. Старшая дочка учится в Москве, младшая – школьница.

– Ваша мечта?

– Фанатизм у меня ушёл. Я выбрал профессионализм, учусь на психолога в СВФУ им. М.К. Аммосова. Мотивация – это дело тонкое, кропотливое. Главное – «не навреди». Понимаю, что жизни не хватит на то, чтобы понять, как всё работает. Но у меня есть мечта, и я исполню её – написать методичку, книгу для моего талантливого народа, как не попасть в сети наркомании и алкоголизма, как избавиться от этих пороков.

– Спаси Бог.

 72 Всего просмотров,  1 Просмотров сегодня

от Okrug TV

Телеоператор,корреспондент, член Союза Журналистов России и Якутии. главный редактор СМИ телепрограмма "Точка Взаимодействия".

Send this to a friend