СЖР ответил на публикацию «Коммерсанта» об отличительных знаках сотрудников СМИ. Госдума готовит законопроект о едином медиаизмерителе в интернете. В России появилась Гильдия научных журналистов. В Карелии активистку выгнали с совещания только потому, что она журналист.

Всем привет! На связи Союз журналистов России, и мы совместно с Академией Российского телевидения начали приём заявок на соискание Национальной премии за достижения в области журналистики «ТЭФИ-МУЛЬТИМЕДИА». Американский фотограф Имоджен Каннингем как-то сказал, что любимая его фотография та, которую он снимет завтра. А мы ждём вашу любимую работу уже сегодня!

В МИРЕ

Одно из крупнейших в мире новостных агентств Reuters News впервые за всю историю существования (а это, между прочим, 170 лет) возглавила женщина. 47-летняя итальянка Алессандра Галлони сменила Стивена Адлера, который объявил о своём уходе на пенсию еще в начале года. Теперь под её руководством будут работать около 2,5 тысяч журналистов по всему миру.

В РОССИИ

Госдума готовит законопроект, обязывающий соцсети, сервисы и новостные агрегаторы вести подсчёт своей аудитории. Депутаты видят необходимость в создании условий прозрачных механизмов рынка интернет-рекламы, чтобы деньги не оседали у недобросовестных посредников. Союз журналистов России ответил на статью «Коммерсанта» с громким названием «Репортаж с QR на шее». СЖР обращает внимание, что никогда не предлагал обязывать журналистов числиться в каких-либо реестрах, носить нагрудные знаки, коды и т.п. Главная задача организации – сделать так, чтобы коллегам было удобно работать в любых ситуациях — чтобы их никто не задерживал, не отрывал от работы и уж, тем более, чтобы журналисты не попадали «под дубинки».

  • Репортаж с QR на шее
  • Члены СПЧ узнали, что уже разработали предложения о порядке работы журналистов на митинга.
Газета «Коммерсантъ» №68/П от , стр. 1 (обновлено в 14:18)

Журналисты, работающие на митингах и пикетах, будут обязаны числиться в особом реестре, носить нагрудный номерной знак и QR-код. Об этом говорится в проекте предложений Совета по правам человека (СПЧ) при президенте, с которым ознакомился “Ъ”. При этом члены профильной комиссии СПЧ по правам журналистов уверяют, что даже не обсуждали этот проект. Однако документ, по данным источников “Ъ”, уже рассылается в полпредства как «руководство к действию». Глава СПЧ Валерий Фадеев заверил “Ъ”, что «никакого окончательного варианта проекта и решений нет»: проходит обсуждение предложений в округах вместе с полпредами, полицией и журналистами.

Проект предложений СПЧ по «обеспечению прав журналистов, предусмотренных законодательством о СМИ», по данным “Ъ”, был разработан во исполнение поручения президента от 28 января 2021 года. В документе говорится о необходимости «снижения количества случаев необоснованных задержаний» представителей СМИ на публичных мероприятиях. Вообще, с декабря 2020 года представитель СМИ на митинге и так обязан иметь «ясно видимый» знак; 2 апреля в Роскомнадзоре уточнили, что речь идет о прямоугольнике с данными журналиста и надписью «Пресса» поверх зеленого жилета.

Но в СПЧ предлагают пойти еще дальше — сделать этот знак номерным и снабдить QR-кодом, «доступным для верификации» сотрудниками полиции и Росгвардии.

Кроме того, Союзу журналистов России (СЖР) предлагается запустить в неназванных пока регионах страны «пилотные проекты» по аккредитации представителей СМИ для работы на митингах с занесением в специализированный реестр. Аккредитацию предлагается распространить и на блогеров.

Отсутствие в реестре не означает для журналиста запрета на «освещение политических акций», говорится в проекте. Но его авторы подчеркивают — в этом случае представитель СМИ «должен понимать, что его деятельность может быть квалифицирована как участие в несогласованном митинге».

Наконец, Верховному суду РФ предлагается издать разъяснения о том, что наличие у журналиста аккредитации и номерного знака «не является иммунитетом от уголовной и административной ответственности», в случае если тот допустил в ходе акции «агитацию, скандирование и т. п.».

Темой защиты прав журналистов в СПЧ озаботились после серии митингов в поддержку Алексея Навального в январе—феврале 2021 года, сопровождавшихся массовыми задержаниями представителей СМИ и сообщениями о противодействии им со стороны полиции. По данным СЖР, на акциях 23 января было задержано более 40 журналистов, 31 января — около 60 сотрудников СМИ (6 человек «попали под дубинки»), а 2 февраля — 8 представителей прессы. Тогда члены СПЧ заявляли о планах провести ряд совещаний с силовиками, губернаторами и полпредами в регионах о соблюдении прав работников СМИ. А в СЖР планировали подготовить регламент взаимодействия полицейских с журналистами в ходе уличных акций (см. “Ъ” от 4 февраля). Впрочем, до сих пор было известно лишь об одном таком совещании в Екатеринбурге с участием главы СПЧ Валерия Фадеева, после которого и появился этот проект предложений.

Как в Госдуме обсудили новые правила работы СМИ на уличных акциях

Сейчас документ «в качестве руководства к действию рассылается по полпредам в округах», сказал источник “Ъ”, близкий к СПЧ. По его словам, далее предложения «спустят в МВД и администрации» для внедрения в пилотных регионах, «одним из них, скорее всего, станет Санкт-Петербург».

Член СПЧ Николай Сванидзе сказал “Ъ”, что знает о существовании проекта предложений, но подчеркнул, что в совете его не обсуждали. «Наша комиссия (по правам человека в информационной сфере СПЧ.— “Ъ”) за них не голосовала, и я с предложениями не вполне согласен»,— сказал господин Сванидзе. Он затруднился уточнить статус документа, а причину его появления связал с «некоторым рассогласованием» между комиссией и главой СПЧ Валерием Фадеевым. В СЖР также не смогли прояснить, предлагал ли союз регионам вести реестр журналистов для работы на митингах. Руководитель Центра мониторинга нарушений прав СМИ при СЖР Роман Серебряный заявил “Ъ”, что на заседаниях его коллег «обсуждались лишь жилетки с надписью “Пресса” и беджи» и о новых предложениях он не слышал. Но и эти меры он считает избыточными:

Возможно, жилеты помогут избежать ситуаций, когда журналистов увозят для проверки документов и через несколько часов выпускают, фактически не дав им выполнить свою работу. Но вообще-то по закону для удостоверения личности журналиста достаточно пресс-карты и паспорта».

Директор Центра защиты прав СМИ (внесен Минюстом в реестр так называемых иностранных агентов) Галина Арапова говорит, что документ СПЧ «не защищает журналистов, а ограничивает их права». Эксперт напоминает, что по ст. 47 федерального закона о СМИ журналист имеет право собирать информацию, проводить съемку и «присутствовать на разных территориях, даже там, где введено чрезвычайное положение». «На массовое уличное мероприятие с точки зрения здравого смысла невозможно провести разовую или постоянную аккредитацию. Это работа в поле, создавать из нее заседание Госдумы или открытие Олимпиады нелогично»,— рассуждает госпожа Арапова.

Впрочем, в документ СПЧ еще могут быть внесены изменения, над ними работают в том числе в комиссии по правам человека в информационной сфере, заявила “Ъ” член комиссии Екатерина Винокурова. Николай Сванидзе также заверил, что «будет выработана новая редакция предложений».

Обновление.

Глава СПЧ Валерий Фадеев заявил “Ъ”, что сейчас «никакого окончательного варианта проекта и решений нет»: «Никто ничего не утверждал».

По его словам, пока что проходит обсуждение предложений в округах вместе с полпредами, полицией и журналистами. «Предложения на обсуждениях могут быть самые экзотические, отсюда всплыла тема QR-кодов,— пояснил глава СПЧ.— Круг вопросов на обсуждениях широкий, но в центре внимания, конечно, участие журналистов в несогласованных митингах: как минимизировать число инцидентов и конфликтов, как идентифицировать журналистов, и что делать с блогерами, которые тоже эти акции освещают?» Серия совещаний, уточнил господин Фадеев, прошла в Москве, Санкт-Петербурге, Пятигорске, Екатеринбурге и Ростове-на-Дону. «Очередное намечается завтра в Нижнем Новгороде, потом в Новосибирске, а в начале мая мы подготовим какой-то отчет, который и будем обсуждать на Совете»,— заключил глава СПЧ.

Как глава столичной полиции Олег Баранов отчитался Мосгордуме

Напомним, 23 января спецкор «Новой газеты» Елизавета Кирпанова получила дубинкой по голове от силовиков во время работы по освещению несанкционированной акции. При этом на девушке был светоотражающий жилет с надписью «Пресса». Она сообщила “Ъ”, что Следственный комитет России (СКР) пока не ответил на заявление с требованием возбудить уголовное дело. «С их стороны не было никакого официального уведомления даже о том, что они отказались что-то предпринимать,— пояснила Елизавета Кирпанова.— Я не думаю, что кто-то из полицейских во время митинга будет проверять наши QR-коды. И случаи насилия над журналистами это вряд ли исключит».

Еще одним примером отношения полиции к журналистам стал инцидент с ведущим YouTube-канала Real Viewer Федором Худокормовым. Ситуация с ним попала на видео. На несанкционированной акции 2 февраля один из сотрудников ОМОНа оттолкнул господина Худокормова, который был в салатовой жилетке с надписью «Пресса» и держал технику для видеосъемки. «Ты чего толкаешься журналиста?» — возмутился корреспондент. «Я тебе сейчас *** (ударю.— “Ъ”)»,— выругался полицейский, развернулся и с размаху ударил журналиста дубинкой по голове. Позже СКР отказался возбуждать дело в отношении сотрудника полиции. Господин Худокормов заявил “Ъ”, что пожаловался в суд на это решение: по его мнению, СКР «таким образом дал отмашку силовикам, что им можно делать что угодно, и цель оправдывает средства». «Перспективы добиться справедливости в нашем правовом поле, если оно еще осталось, я не вижу, остается надеяться на ЕСПЧ», — говорит Федор Худокормов. Он считает, что «ни жилеты, ни QR-коды не гарантируют журналистам безопасность» со стороны силовиков: «В моем случае на мне была жилетка, и полицейский ударил меня, хотя прекрасно видел, что я сотрудник СМИ».

 

XV Международный медиафорум «Диалог культур» прошёл в петербургском Эрмитаже.

Мастер-классы, круглые столы, известные журналисты (Владимир Познер, Кирилл Вышинский, Виталий Третьяков, Илья Доронов и др.) объединили медийщиков из 23 государств. Всего же за всю историю «Диалога культур» в нем поучаствовали больше пяти тысяч молодых репортеров, фотографов, редакторов, режиссеров и блогеров из 50 стран мира.

В СЖР начала работу Гильдия научных журналистов. Интерес общества к достижениям научной мысли сегодня как никогда высок, гильдия же поспособствует развитию качественной научной журналистики в стране.

В РЕГИОНАХ

Совещание о дополнительных мерах по обеспечению прав журналистов прошло в Петербурге. Планируется запуск электронной платформы «Медиацентр Санкт-Петербурга», где у каждого журналиста будет своя идентификационная карта. По мнению разработчиков, это будет способствовать повышению безопасности работников СМИ. В Карелии выгнали с совещания по подготовке к 9 Мая журналиста и координатора акции «Бессмертный полк» Юлию Шевчук. Причиной стала работа активистки: глава администрации не захотел, чтобы проблемы, обсуждаемые в ходе совещания, затем были описаны в новостях. Никто из присутствующих за журналистку не вступился.

Координатору «Бессмертного полка» в Кондопожском районе запретили участвовать в работе оргкомитета «Победа»:

Текст: Георгий Чентемиров,
председатель Союза журналистов Карелии

Глава администрации Кондпожского района Карелии Виталий Садовников выгнал с совещания оргкомитета «Победа» координатора акции «Бессмертный полк». Эту общественную роль уже шесть лет выполняет журналист, член правления Союза журналистов Юлия Шевчук. Когда-то она руководила муниципальной газетой, сейчас является главным редактором онлайн-журнала «Черника». Именно это и стало причиной того, что Шевчук попросили удалиться с совещания по подготовке к празднованию 9 Мая.

Вопиющий инцидент произошел 15 апреля. По словам Юлии Шевчук, в самом начале заседания она рассказала о ходе подготовки к мероприятию. После этого руководивший совещанием Виталий Садовников потребовал, чтобы она покинула зал заседаний.

Когда Шевчук спросила, в чем причина, Садовников ответил, что она является редактором «Черники». А он не хочет, чтобы издание написало о проблеме, которую собираются обсуждать дальше.

– Я обратилась к членам оргкомитета с вопросом: неужели вы все тихонько промолчите, когда координатора и журналиста выставляют за дверь? Ни одного голоса не раздалось, я собрала свои вещи и ушла,

– рассказала Юлия Шевчук.

К сожалению, она не успела записать произошедшее на диктофон – все произошло слишком стремительно. Однако слова Шевчук подтвердил еще один участник заседания. Этот человек не хочет называть свое имя, так как опасается административных последствий. Но источник заверил, что координатора «Бессмертного полка» выставили с заседания, и именно в связи с ее профессиональной деятельностью.

– Было такое сумбурное заявление: дескать, покиньте зал, вы журналист, вы напишете чего-то не то… – рассказал наш собеседник.

Что самое удивительное, никаких проблем после ухода Шевчук на заседании не обсуждалось. Участник совещания сказал, что на повестке были абсолютно рядовые организационные вопросы, никаких скандальных тем никто не поднимал.

– Разговор был чисто по мероприятиям, которые планируется провести к 9 Мая. Присутствовало большое количество приглашенных лиц, члены рабочей группы. Это были разные люди – пожарные, полиция, росгвардия, руководители учреждений. Была стандартная рабочая атмосфера, проблем-то никаких не существует,

– сказал источник.

Член оргкомитета сообщила, что на протяжении последних лет Юлию Шевчук очень часто приглашали поучаствовать в подготовке к Дню Победы. Собеседник предположил, что действия Садовникова продиктованы исключительно личной неприязнью к Шевчук.

 

Действительно, главе администрации есть за что не любить редактора «Черники». Два года назад Садовников пытался уволить Шевчук с должности главного редактора муниципальной газеты «Новая Кондопога», но потерпел фиаско. Скандал получился знатный. Теперь, когда журналист перешла в полностью независимое издание, чиновник выгоняет ее с совещаний. Как говорится – мелочь, а приятно.

Журналист портала «Петрозаводск говорит» позвонил Виталию Садовникову за комментарием. Глава районной администрации заявил, что «попросил» Юлию Шевчук покинуть совещание, поскольку там должны были обсуждаться какие-то секретные вещи.

– Как получилось, что от Юлии Шевчук потребовали уйти с заседания?

– Не потребовали, а попросили, это первое. Второе, у нас состоялся оргкомитет по празднованию Дня Победы, она очень хотела вынести вопрос по поводу шествия «Бессмертного полка». Мы ее пригласили, рассмотрели вопрос по «Бессмертному полку», а вторым вопросом у нас был вопрос организации этого дня участниками оргкомитета. Мы обсуждали вопросы, которые не хотели бы, чтобы средства массовой информации на них присутствовали. Это рабочее совещание, были темы для служебного пользования.

– Какого рода это были вопросы, которые нельзя публиковать в СМИ?

– У нас были силовые структуры. Мы обсуждали вопросы безопасности. (Напомним, что на совещании после ухода Шевчук остались несколько десятков человек, в том числе представители общественных организаций. – Авт.)

– Я многократно присутствовал на подобных заседаниях, в том числе – правительственных заседаниях оргкомитета «Победа». И бывал на совещаниях с участием силовиков. И я не припомню, чтобы журналистов выгоняли из-за того, что будут обсуждаться вопросы безопасности при проведении массовых мероприятий.

– Ну мы не выдворяли, во-первых. Я сказал, что вопрос мы планировали обсуждать без средств массовой информации, и попросил не присутствовать.

Фото: vseprofili.com

– Есть перечень видов информации, которые по понятным причинам закрыты от журналистов: государственная тайна, медицинская тайна, персональные данные. Неужели те вопросы, которые обсуждались на совещании по подготовке к Дню Победы, действительно представляют какую-то тайну?

– Мы на рабочем совещании посчитали, что это так. Потому что ни один из членов совещания не выразил никакой позиции.

– Всё равно не понимаю. Ну да, рабочее совещание. Какие нормы закона позволяют запрещать журналистам присутствовать на рабочих совещаниях?

– Мы приглашали ее не как журналиста, а как координатора.

– То есть пригласили вы ее как координатора, а выдворили как журналиста?

– Пригласили как координатора, рассмотрели ее вопрос и попросили оставить, поскольку вопросы, рассматриваемые на совещании, ее как координатора не касались. А как журналиста они могли касаться, поэтому мы решили, что проводим совещание без СМИ.

– Кто принимал решение выдворить Юлию Шевчук? Это были вы или имелось какое-то обсуждение со стороны правоохранительных органов?

– Я могу не отвечать на этот вопрос? – спросил Виталий Садовников.

«ПТЗ говорит» обратился за комментарием к медиаюристу, члену правления Союза журналистов Карелии Елене Пальцевой.

– Деятельность органов местного самоуправления строится на принципах открытости и гласности. Доступ к информации о деятельности органов местного самоуправления ограничивается в случаях, если указанная информация отнесена в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

Видов тайн в нашем законодательстве много, разбросаны они по разным законам. Но это не дает права местным чиновникам в своей личной интерпретации применять закон и закрывать заседание под грифом «для служебного пользования». Если такая информация действительно должна была прозвучать, то журналисту необходимо со ссылкой на конкретную норму закона объяснить принятое решение,– считает Пальцева.

…Мы вынуждены констатировать, что карельские чиновники все чаще игнорируют закон и с пренебрежением относятся к правам журналистов. Не так давно часть СМИ лишили возможности освещать визит премьер-министра Михаила Мишустина. Летом прошлого года министр сельского хозяйства  Владимир Лабинов выгнал нашу коллегу Антонину Кябелеву с совещания по ситуации в совхозе «Маяк»; Лабинов мотивировал свои действия тем, что Кябелева необъективна. Теперь вот инцидент с Юлией Шевчук.

Крайне любопытна мотивировка, с которой чиновники выдворяют представителей СМИ: «У нас же рабочее совещание…» Да, господин Садовников, это рабочее совещание, и именно поэтому журналист хочет на нем присутствовать. Заседание правительства, сессия Заксобрания – тоже в широком смысле рабочие совещания, на которых обсуждаются важные общественные вопросы. Хотите провести заседание в закрытом режиме? Извольте дать исчерпывающее обоснование со ссылкой на конкретные нормы закона!

Главред «Черники» уже написала заявление в прокуратуру. Особый цинизм ситуации в том, что совещание, с которого выгнали Шевчук, касалось проведения главного российского праздника, а сама Шевчук является координатором центрального и самого многолюдного его мероприятия. И было бы крайне логично именно ей участвовать в обсуждении вопросов, связанных с безопасностью массовых мероприятий!

А главное, Юлия Шевчук неоднократно принимала участие в подобных заседаниях и ни разу ее присутствие не причинило никакого вреда. В чем же отличие этого совещания от предыдущих? В том, что в этом году заседание оргкомитета «Победа» в Кондопожском районе вел Виталий Садовников.

Я надеюсь, компетентные органы сделают из этой ситуации далеко идущие выводы. Например, ответят на вопрос: может ли человек, принимающий свои решения исходя из личной (и, кажется, безосновательной) вражды, и дальше выполнять функции муниципального служащего? Мы будем следить за развитием событий и постараемся придать инциденту столь нелюбимую Виталием Садовниковым огласку не только на региональном, но и на федеральном уровне.

от админ

Телеоператор,корреспондент. Член Союза Журналистов России и Якутии. Главный редактор СМИ телепрограмма "Точка Взаимодействия".

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Send this to a friend