Свежие события

Свежие комментарии

Медиа- Центр "Моя История", Пресса

Репрессирован и предан забвению. Кем был Иван Винокуров, забытый борец за интересы Якутии?

Репрессирован и предан забвению. Кем был Иван Винокуров, забытый борец за интересы Якутии?

В 1938 году его посмертно объявили врагом народа. Лишь спустя 56 лет Иван Винокуров был реабилитирован указом президента России Бориса Ельцина.

27 апреля принято возлагать цветы к памятникам основателям якутской государственности Максиму Аммосову, Исидору Барахову, Платону Ойунскому, Степану Аржакову, Степану Васильеву. Но в этом списке выдающихся якутских политических деятелей не хватает еще одного, стертого из народной памяти репрессиями. В День Республики Саха (Якутия) редакция News.Ykt.Ru предлагает вспомнить еще одного защитника интересов Якутии — Ивана Винокурова.

В Доме правительства Якутии висят портреты всех председателей правительства нашего региона с 1922 года. На четвертом из них изображен интеллигентный мужчина в очках и с аккуратной бородкой — это Иван Николаевич Винокуров. В Якутске есть улица Винокурова, но названа она в честь более позднего политического деятеля Ильи Егоровича Винокурова (1895-1957), который также был председателем Совета народных комиссаров ЯАССР. Об Иване Винокурове же нет никакой информации даже на сайте правительства. Долгое время сведения о нем были разбросаны по якутским и российским архивам, пока земляк политика Михаил Друзьянов не собрал их воедино. Как он выяснил, вероятно, этот забытый руководитель был единственным из якутян, кто вживую слышал речь Владимира Ленина. Как минимум три раза он был записан на личный прием к Иосифу Сталину, ввел в политику понятие «северный завоз», в целом активно защищал интересы Якутии на всесоюзном уровне.

От религии к свободолюбию, просвещению и политике

Иван Николаевич Винокуров родился 25 марта (7 апреля) 1893 года в селе Арылах Ботурусского (ныне Чурапчинского) улуса в семье русского священника и якутской крестьянки. В возрасте 11 лет он пошел в Хаяхсытскую церковно-приходскую школу. Учителя обратили внимание на одаренного ученика, и ему было позволено продолжить обучение в Якутской духовной семинарии за казенный счет. В 1915 году он поступил в Якутскую духовную академию, но через два года был исключен.

Арылах, родная деревня Ивана Винокурова

Как отмечают исследователи, юный Иван отличался не только способностями к обучению, но и свободолюбием и атеистическими взглядами, которые он почерпнул из общения со ссыльными революционерами. Выдающийся российский тюрколог, профессор Николай Катанов помог ему устроиться на физико-математический факультет Казанского университета. Здесь он выучил татарский язык; кроме него, а также якутского и русского, он владел еще немецким, французским, греческим и, говорят, даже эвенкийским.

В 1918 году Винокуров поступил на службу писарем в штаб пятой конной армии. Активно участвовал в Гражданской войне на Урале, в Поволжье и Сибири. Одно время он даже воевал в составе легендарной 25-й Чапаевской дивизии, правда, со знаменитым начдивом Василием Чапаевым ему встретиться не довелось: к тому времени герой Красной армии уже умер. Сам Иван Винокуров в воспоминаниях писал о двух боях под городом Бузулук Самарской губернии.

Семья Ивана Винокурова, жена Елизавета, сын Виктор и дочь Татьяна

После окончания службы в 1919 году его отправили работать учителем в Сорочинскую школу Самарской губернии. Здесь он встретил Елизавету Агрономову, которая стала ему верной спутницей жизни. В их семье воспитывались двое детей — Виктор и Татьяна. Позже стал заведующим школьным подотделом Бузулукского уездного отдела народного образования и председателем правления союза работников просвещения того же региона. По словам исследователей, для небольшой губернии эта должность равносильна современной должности министра образования.

В 1922 году Иван Винокуров был делегатом II съезда учителей, который провел Владимир Ленин. Как сообщили Михаилу Друзьянову в Академии наук Якутии, живым вождя пролетариата видел только Иван Винокуров. Максим Аммосов был только на похоронах основателя советского государства, других документальных подтверждений их встреч нет.

Возвращение в Якутию

В 1923 году Ивана Винокурова избрали делегатом от Самарской губернии для участия в съезде Рабоче-крестьянской партии (большевиков) (РКП(б). В Москве он встретился с Максимом Аммосовым и Исидором Бараховым, пригласившими его вернуться на родину, где как раз не хватало квалифицированных кадров. 28 сентября 1923 года Иван Винокуров стал наркомом просвещения Якутской АССР. Первым делом по завету партии он планировал заняться ликвидацией неграмотности. На сессии Якутского центрального исполнительного комитета в марте 1924 года он планировал вовлечь в этот процесс более 100 тысяч человек. Опыт работы в Поволжье помог ему организовать общество «Долой неграмотность!». Иван Николаевич начал планомерную работу по расширению сети школ и укреплению материальной базы лечебных учреждений. Нарком отстаивал создание интернатов, «без которых школы в наших условиях существовать не могут». В связи с сокращением бюджета по Якутскому округу из 75 школ 13 были закрыты, сокращены семь школ ликвидации безграмотности, три школы-передвижки, 10 изб-читален, детские площадки и пр. Подобные нежелательные сокращения произошли по Вилюйскому, Олекминскому, Ленскому, Колымскому округам и Якутску. Винокуров И.Н. говорил: «Я не коснусь тех учебных заведений II ступени, которые содержатся на центральные средства. Мы хотим иметь в городе I ступень. Наплыв велик, сотни детей приезжают из улусов в город. Открыв только пять школ, мы столкнулись с вопросом, куда девать остальных». В Якутске его жена Елизавета Винокурова стала учителем одной из центральных школ города.

5 ноября 1923 года Винокуров стал народным комиссаром здравоохранения. Через четыре месяца два ведомства (образование и здравоохранение) под его руководством были объединены в одно. В следующем году занял пост заместителя председателя Совета народных комиссаров Якутской АССР.  С этого года и до самой смерти он числился членом Якутского ЦИК. Совместно с Аммосовым и Бараховым Винокуров предложил председателю Совнаркома и Совета труда и обороны СССР Валериану Куйбышеву установить воздушное сообщение с Якутией. Выдвигалась также идея строительства железной дороги Якутск — Амур, которая должна была связать Якутскую АССР с Сибирью. Эти предложения предполагалось включить в пятилетний план.

Винокуров активно боролся за выход к Тихому океану с целью восстановления экономических связей с Японией и США. Совнарком под его руководством совместно с ЯЦИК принял 3 марта 1924 года постановление, где выражался «самый энергичный протест против проектируемых Дальревкомом и Иркутским губисполкомом отторжений» Алдано-Тимптонского, Тунгиро-Олекминского, Майского районов, Колымского округа и Витимской волости Ленского округа. Руководство ЯАССР также выдвинуло стратегически важный вопрос о «выходе к морю», а именно о присоединении порта Аян на Охотском море к Якутии.

В своей деятельности на ниве просвещения Винокуров опирался на национальную интеллигенцию и широко использовал ее просветительский потенциал. На заседании объединенного пленума Якутского обкома и контрольной комиссии Иван Николаевич резко выступил против обвинений в адрес национальной интеллигенции как врагов народа. Он призвал использовать «всякую интеллигентную силу».

Якутская городская партийная конференция. Иван Винокуров в центре. В нижнем ряду Платон Ойунский. 1924 год

В декабре 1924 года открытым голосованием Ивана Винокурова избрали председателем Совета народных комиссаров ЯАССР — одним из высших должностей в регионах СССР того времени. Он ввел единую трудовую школу (ЕТШ), в которой обучались молодые люди 8-19 лет преимущественно из семей трудящихся. Отличительной особенностью учебного заведения стало избавление от религиозного культа, впервые здесь стали обучать девочек и мальчиков вместе. Учебный план был тесно связан с местным производством. Предметом его особой заботы были разбросанность населения в районах, недостаточный охват детей обучением. Нарком занимался вопросами издания учебников на якутском языке, активного привлечения и отзыва из других отраслей учительских кадров в школу. Отдал много сил и энергии культурному, хозяйственному и социальному строительству республики.

«Винокуров проявил гуманизм и считал бесперспективным одними репрессиями подавлять повстанческое движение. Для достижения успеха он настаивал на воспитательной и разъяснительной работе. На заседании объединенного пленума Якутского обкома и Контрольной комиссии 14 марта 1925 года он предлагал согласиться на предоставление автономии восставшим тунгусам, но „с коммунистами, а не на основе бандитских лозунгов“. При этом Иван Николаевич критиковал Якутский обком ВКП(б) за массовые „без разбора“ амнистии в ходе ликвидации тунгусского мятежа 1924-1925 годов, когда мятежникам выдавали по 150 рублей, что вызвало недовольство населения».

Из статьи «Иван Николаевич Винокуров — видный государственный и политический деятель» кандидата исторических наук Егора Антонова.

Максим Аммосов ставил высокие требования перед представителем Якутской АССР при президиуме Всесоюзного центрального исполнительного комитета (ВЦИК) в Москве. Поэтому назначение Ивана Винокурова на эту должность (1925-1928) можно расценить как высокое доверие. Финансовый кризис в период НЭПа привел к тому, что потребкооперация «Холбос» оказалась в 1926 году на грани банкротства. Иван Винокуров с Максимом Аммосовым и Исидором Бараховым поставили вопрос перед Иосифом Сталиным и Вячеславом Молотовым об оказании финансовой помощи «Холбосу».

В 1928 году он стал наркомом торговли и промышленности Якутской АССР. В 1929 году — директором Якутторга. Винокуров, как и Аммосов, настаивал на комплексном научном изучении производительных сил региона, тесно работал с якутской комиссией Академии наук СССР. В 1929 году Винокуров участвовал в работе президиума ЦИК и СНК ЯАССР, рассмотревшего итоги исследования экспедицией Академии наук СССР. Отмечались недостатки статистико-экономического, медико-санитарного, охотничье-промыслового и других отрядов, замедление камеральной и издательской деятельности. В Якутии создавалась сеть НИИИ с учеными из числа местных жителей.

В 1930 году был и.о. председателя СНК Якутской АССР. Выступал с инициативой открытия политехнического техникума для подготовки кадров из числа местных жителей.

Всего Иван Винокуров сменил пять «министерских» кресел. В 1932 году его ждал кабинет наркома снабжения Якутской АССР. В этой должности он одним из первых поставил на республиканском уровне проблему вымирания коренных малочисленных народов Якутии. Для их спасения он предлагал организовать каботажное плавание (плавание коммерческого грузового или пассажирского судна между морскими портами одного и того же государства — прим. ред.), почтовую и радиосвязь. Также он выступил за финансирование медпомощи для КМНС, за снабжение оленеводов охотничьими ружьями и восстановление деятельности дореволюционных запасных магазинов в 33 населенных пунктах.

Работа в Москве, борьба за Алдан и репрессии

В 1933-1935 годах Иван Винокуров вновь отправился в Москву, чтобы представлять ЯАССР на всесоюзном уровне. Во время его работы в Москве такие известные руководители и личности, как Григорий Петровский, Емельян Ярославский и Серго Орджоникидзе, оказывали ему помощь и давали советы в решении сложных вопросов. Его наставники обладали обширными знаниями и занимали авторитетное положение у власти. В том числе благодаря им Иван Винокуров сумел стать не просто посредником между центром страны и регионом, он смело отстаивал интересы Якутии на всех правительственных уровнях. Пользуясь авторитетом в высших эшелонах власти страны, вместе с Максимом Аммосовым и Исидором Бараховым Винокуров грамотно решал нужды якутских ведомств. Именно Иван Николаевич ввел новое для того времени понятие, которое остается актуальной болезненной темой для Якутии до сих пор, — «северный завоз». Также, работая в столице советской страны, он много времени уделял вопросу подготовки кадров для Якутии в центральных вузах.

В это же время в Москве возник союзный траст «Алданзолото». В Якутию начали прибывать рабочие, которых необходимо было расселить, обеспечить питанием и зарплатой. Не так давно из оборота начали выходить боны (временные денежные знаки — прим. ред.), деньги в Якутию начали завозить только год назад, из-за этого возникли трудности с оплатой труда. В 1925 году Якутия направила в Алдан 500 тысяч рублей для погашения задолженности по зарплате.

Согласно журналу посещений кремлевского кабинета Иосифа Сталина, Иван Винокуров был там три раза в 1926 году: 26 апреля, 4 и 18 мая. Одним из результатов этих встреч стало то, что Совет народных комиссаров РСФСР подтвердил принадлежность Алданского округа Якутской АССР, таким образом Иван Винокуров отстоял территориальную целостность родины.

На III сессии ЦИК СССР третьего созыва. 1927 год. Иван Винокуров сидит недалеко за Иосифом Сталиным, пятый во втором ряду сверху

Иван Винокуров (первый в нижнем ряду) в окружении коллег из советского руководства. Среди них секретарь ЦИК СССР Авель Енукидзе, второй человек в стране после Иосифа Сталина, и председатель Всероссийского ЦИК Михаил Калинин

В 1927 году Винокуров передал на согласование секретарю Якутского обкома Исидору Барахову проект постановления ЦК ВКП(б), в котором отмечалось, что руководство треста не шло на контакт с местными органами власти, не заключило договор об отчислениях в бюджет республики и недостаточно вовлекало якутов в золотодобычу. Кроме того, констатировались чрезмерная волокита при расчетах с Якутией, контрабандная утечка золота и задержка выплат старателям. Для устранения конфликта между регионом и промышленниками ЦК ВКП(б) поручил «Алданзолоту» рассчитаться с Якутией и своими золотодобытчиками, установить паевое участие республики в капитале треста, создать совместное торговое общество, чтобы снабжать товарами Алдан. Также советская власть потребовала от руководства компании принять меры по уменьшению контрабанды, установить воздушную связь приисков с Якутском и увеличить число рабочих-якутов. Таким образом, он добился, чтобы из добываемого золота 10% оставалось в регионе.

В Москве Иван Винокуров достаточно активно участвовал в политической жизни страны. Он представлял Якутию на XIV и XV съездах РКП(б). Избирался членом экономического совета, который возглавлял Иосиф Сталин. В 1927 году на IV Всесоюзном съезде советов был избран членом ЦИК СССР. В этом качестве Иван Винокуров, к примеру, участвовал в комиссии по урегулированию границ между Казахской и Киргизской ССР, а также занимался разработкой конституций ряда автономных республик.

В 1925 году представители ЯАССР (Барахов, Алампа, Кюндэ) отправились на I тюркологический съезд в Баку. В их числе должны были быть и Алексей Кулаковский с Иваном Винокуровым. Однако после того, как Кулаковский успокоил восставших жителей в Оймяконе (вместо того чтобы отправить карательный отряд в Оймякон, он сам организовал делегацию для установления мира), он уехал в Москву и по пути заболел. Винокуров ухаживал за больным, которому позже была проведена операция, но Алексей Елисеевич не дожил. В июне 1926 года он умер и был похоронен в Москве на Даниловском кладбище.

Сам Иван Винокуров умер 15 января 1935 года в Москве в рабочем кабинете. В день смерти на его столе остался подписанный им накануне документ о расширении сети культурных баз в северных районах Якутии. Похороны Ивана Винокурова были организованы на уровне правительства Москвы. Проводить его приехали земляки из ближайших городов, процессия прошла по одной из центральных улиц до Новодевичьего кладбища, где его могила расположена недалеко от захоронения Надежды Аллилуевой, жены Иосифа Сталина. В 1935 году руководство республики приняло постановление об увековечении памяти Ивана Винокурова. Для студентов Якутского кооперативного техникума и Промакадемии в Москве были установлены именные премии по 300 рублей. В его честь назвали школу в Таттинском улусе. Также имя Ивана Винокурова было присвоено Якутской национальной государственной библиотеке. Как свидетельствуют историки, работая в Москве, он собирал и отправлял в Якутию много книг, в том числе из личной библиотеки.

Но его имя хранилось на памятных табличках всего три года. Во время чистки партийных рядов репрессиям подверглись Максим Аммосов, Исидор Барахов, Платон Ойунский, Степан Аржаков. После того как стало известно, что Иван Винокуров с ними активно работал, 22 декабря 1938 года его посмертно объявили врагом народа и одним из создателей якутской буржуазно-националистической организации. Имя Ивана Винокурова исчезло из публичного пространства.

Могила Ивана Винокурова на Новодевичьем кладбище в Москве

Открытие в городе Бузулук Оренбургской области мемориальной доски, посвященной Ивану Винокурову. 2016 год.

Хоть 26 апреля 1994 года Иван Винокуров и был реабилитирован указом президента России Бориса Ельцина, но в народной памяти его имя так и не закрепилось. В октябре 2016 года в городе Бузулук Оренбургской области торжественно открыли мемориальную доску, посвященную выдающемуся государственному деятелю Якутии и СССР, начальнику Бузулукского уездного отдела народного образования в 1920-1921 годах Ивану Винокурову. Она установлена на стене корпуса Бузулукского гуманитарно-технологического института. Такое признание заслуг якутянина стало возможным благодаря работе бузулукского краеведа Александра Лубенца, которого делегация нашей республики наградила почетной грамотой и серебряным знаком «За заслуги в деле увековечивания памяти государственного деятеля Ивана Винокурова».

В 2018 году правительство Якутии организовало торжественное празднование 125-летия со дня рождения Ивана Винокурова. Недавно земляки выдающегося политического деятеля из Чурапчинского улуса направили письмо премьер-министру республики Андрею Тарасенко с просьбой отметить 130-летие политика, которое состоится в 2023 году.

Загадочный четвертый портрет в Доме правительства Якутии

Больше 50 лет имя Ивана Винокурова было в полном забвении, плюс еще 20 лет после реабилитации его исторической фигурой почти никто не интересовался. Пока однажды в 2016 году изучением биографии Винокурова не занялся его земляк, заслуженный работник физической культуры и спорта республики, отличник образования РС(Я), руководитель спортивных музеев республики Михаил Друзьянов.

«Я работал в Доме правительства в секретариате, — вспоминает он, — там на четвертом этаже есть стена с портретами всех председателей правительства. Смотрю: четвертый портрет подписан как Иван Винокуров. Удивился, когда узнал, что он мой земляк. Когда-то слышал, что какой-то большой человек вышел из нашей деревни, но когда он был репрессирован, о нем много не говорили. Решил о нем узнать побольше, но оказалось, что почти нигде не было информации о нем. Даже в архиве говорят, что приходят люди, поднимают документы Барахова, Васильева и других, а Винокурова никто не вспоминал, особенно в 80-е и 90-е годы. Поразительно, как еще историки и правительство не занялись изучением его биографии? Тогда меня поддержал глава республики Егор Борисов. Он сказал: „Давай изучи жизнь своего земляка!“ Тогда я обратился к Юрию Куприянову, руководителю аппарата правительства, мы написали письмо в прокуратуру республики».

Как оказалось, больше об Иване Винокурове известно в Москве. В постпредстве Якутии в столице сообщили, что там известно немало его заслуг. Кроме того, каждый год 25 марта, в день рождения Ивана Винокурова, организовывается возложение цветов на его могилу. Также руководитель постпредства Наталья отметила, что регулярно навещают кладбище и потомки политического деятеля из Якутии. Больше полугода у Михаила Друзьянова ушло на то, чтобы выйти на родственников своего земляка. Как выяснилось, подрастает уже пятое поколение Винокуровых. Внучке именитого якутянина сейчас 75 лет. Праправнук Григорий приезжал в Якутию два года тому назад, с ним исследователь продолжает поддерживать связь.

Семья Винокуровых тепло встретила идею изучения биографии своего выдающегося предка и поделилась с исследователем 30 уникальными фотографиями из своего архива. По словам Егора Шишигина, экс-директора Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера имени Ем. Ярославского, как минимум 10 из них в Якутию попали впервые и представляют немалую историческую ценность для республики.

Кроме черно-белых фотокарточек, исследователь-любитель Михаил Друзьянов собрал уникальный материал из архивных и музейных документов. В 2017 году при поддержке правительства республики он издал фотоальбом, посвященный Ивану Винокурову. Как отметил заведующий сектором истории Якутии Института гуманитарных проблем Севера Егор Антонов, это издание стало первой попыткой публикации документов Национального архива Республики Саха (Якутия) и фотографий из семейного архива семьи Винокуровых, характеризующих жизнь и деятельность известного государственного и политического деятеля Ивана Николаевича Винокурова. С представленным материалом можно даже защитить ученую степень в области истории, отмечают ученые.

На этом изучение биографии выдающегося якутянина не завершено. Как отметил Михаил Друзьянов, он планирует детальнее изучить родословную своего земляка. По его сведениям, отец Ивана Винокурова Николай из Арылаха уехал в Усть-Майский район, но там его следы затерялись. Говорят, оттуда он направился еще дальше на север. Также еще не совсем понятно происхождение матери политика. По одним данным, она якутка, по другим — эвенкийка. В планах также до конца года издать книгу по заданию правительства, посвященную якутянам, подвергшимся репрессиям. Сегодня ему помогает в этом деле учитель якутского языка и литературы Саха гимназии Степан Ноев.

«Я Михаила Егоровича нашел случайно. Во время пандемии, осенью, готовил видеосюжет для онлайн-урока ко Дню государственности республики, 27 сентября. Я искал информацию о наших политических деятелях. Нашел об Ойунском, чьим именем назван международный аэропорт, театр, есть улица. Барахову посвящен хороший сквер. В честь Аржакова есть улица и паром. Про Аммосова вообще молчим: о нем знают все, его именем назван СВФУ. Дошла очередь до Винокурова. Я на карте нашел одноименную улицу, радостно приехал туда, чтобы снять на видео вывеску, а там указан не Иван Николаевич, а Илья Егорович. В итоге ничего не нашлось на Ивана Винокурова. Тогда мне подсказали, что его изучением занимается Михаил Друзьянов, так я тоже заинтересовался жизнью этого человека», — отметил он.

Почему же в памяти якутян удалось сохранить имена Максима Аммосова, Исидора Барахова, Платона Ойунского и других, которые теперь считаются основателями якутской государственности, а имя Ивана Винокурова словно осталось за бортом истории Якутии? Как отмечает Михаил Друзьянов, о жене политика Елизавете Винокуровой (Агрономовой) также можно целую книгу написать.

«Когда в 1922 году в Якутии установили советскую власть, Ивана Винокурова не было. Некоторые говорят, что он ни при чем. Не согласен, ведь в это время он помогал восстанавливать в нашей стране советскую власть, почему бы это не признать? По сути это неизученный человек, если мы узнаем больше фактов о нем, то сможем многое открыть для себя и об Ойунском, Барахове, Васильеве и Аржакове. Отдельную книгу можно написать и о жене Ивана Винокурова Елизавете. После репрессии мужа ее выселили из квартиры, отменили спецпенсию, и она уехала в Москву с двумя детьми. Была учителем, потом директором школы. Казалось бы, простая учительница, но при этом была награждена двумя медалями, в том числе „За оборону Москвы“, а также двумя орденами. Многих удивляет, как жена врага народа может быть награждена государственными наградами? Тоже интересный вопрос», — считает собеседник.

Памятник Ивану Винокурову возведен в его родном селе Арылах Чурапчинского улуса. Исследователи мечтают о том, чтобы его имя также появилось на картах Якутска. Как сообщил Михаил Друзьянов, в марте он встречался с Евгением Григорьевым, когда тот еще был в статусе кандидата в главы Якутска, и предложил дать имя одного из выдающихся якутских и советских политических деятелей одному из скверов. Евгений Григорьев одобрил идею.

Автор: Ксения Габышева

Источник: News.Ykt.Ru

Предыдущая записьСледующая запись
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Свежие события

Свежие комментарии

Send this to a friend