Свежие события

"Россия - Моя история"- исторический парк Якутии-НАША ИСТОРИЯ

Послание, Ветераны Великой отечественной Войны — Поколению Победителей…

Трижды краснозвездный Алексей Вересовой

Алексей Данилович Вересовой – ветеран-фронтовик, участник боев по освобождению Варшавы, взятию Берлина. Награжден тремя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией»

Трижды краснозвездный Алексей Вересовой

В центре города Якутска в однокомнатной квартире живет одинокий старик — 91-летний Алексей Вересовой.

Алексей Данилович, доблестный ветеран Великой Отечественной войны, 72 года назад он в составе 635-го полка 143-й стрелковой дивизии штурмовал Берлин. Он один из тех солдат, кто участвовал при встрече с союзническими американскими солдатами на Эльбе. Трижды награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и так далее.

Мы договорились о встрече с Алексеем Даниловичем накануне Дня Победы у него дома. Ветеран оказался подтянутым и бодрым. Да что тут говорить, все по дому делает сам, еду готовит, стирает, убирает. Жена умерла 20 лет назад, был единственный ребенок и тот не успел подарить ветерану внуков. О войне он не любит вспоминать, рассказывает с неохотой.

Родился Алексей Вересовой в 1926 году в Белоруссии, Гомельской области, в деревне Казацкие Болсуны. Когда началась война, его семья оказалась в оккупации.

Алексей Вересовой, ветеран ВОВ:

— Нам никто не сообщал, что началась война. Мы сами всё видели. Брест в 600-х километрах от нас. 22 июня началась война, а 25-го немцы были уже в нашей деревне. Нас застали врасплох. Никакой обороны не было.

Войдя в деревню, немцы первым делом повесили флаг и организовали свою власть. Оккупанты создали там свой опорный пункт, брали от населения налоги, продукты. Так и прожили 2,5 года.

Семья 15-летнего Алексея Вересового всегда занималась крестьянским хозяйством. Во время оккупации все работали: мать, отец, две старшие сестры и младший брат.

Через 800 дней, когда немцы отступали, всей деревней, забрав весь скот, ушли в лес. Никого не осталось. Стали вести партизанский образ жизни. Подростки ходили в разведку.

«До нас дошли слухи, что наши пришли. Мы собрали пацанов и отправились в разведку. Шли незаметным путем: по ржи, через лес. Подошли к деревне, заметили военных и сразу назад побежали, чтобы сообщить радостную весть. А затем попал сразу в военкомат и в армию. Попал на 1-й Белорусский фронт. В армии пробыл семь лет».

В первой половине 1944 года Красная Армия предприняла две попытки захвата важного транспортного узла — волынского города Ковель. Оба наступления закончились неудачей, что обусловило замалчивание информации об этой битве в Советском Союзе, поэтому она до сих пор относится к наименее изученным сражениям Восточного фронта. Алексей Данилович вспоминает об этом сражении как о самом страшном дне войны.


Алексей Вересовой: 

— Самый страшный день войны, потому что первый, а потом человек привыкает. Бои были тяжелые, ожесточенные. Очень много человек потеряли, в первый же день двух друзей потерял — связного Алексеенко и командира отделения Можайко. Хорошие ребята были. Человек привыкает ко всему — к хорошему, плохому, страшному и бесстрашному. Когда тихо, спокойно и не стреляют, как-то дико и не по себе становилось.

На войне больше всего жалко было друзей терять. Я тоже ранен, контужен был. Тех, кто выжил на войне, я называю недобитыми. Война в любом случае калечит на всю жизнь.

Алексей Данилович считает, что чудом остался жив, за время войны его ранило дважды, контузило, одно из ранений он получил при освобождении Польши.

— Был приказ ночью наступать. Немцы ушли со своей траншеи, там низкое место было, вода заполняла. Мы заняли эти траншеи. Темно уже было, часов 11-12 ночи. Я сел на бруствер, ноги в траншее, автомат положил рядом. Когда немцы начали стрелять, так треснуло! Одна пуля попала в автомат, а вторая — в меня, немного промахнулись, чуть в сердце не попали. Я сейчас жалею, почему она в сердце не попала. А сейчас мучайся, болезни всякие…

Командиром взвода был старший лейтенант Метков. Он отправил меня в медсанбат, а оттуда увезли в госпиталь. Там вылечился и вернулся в свою часть. Контузило тоже в Польше, от мины, был на траншее, если бы наверху стоял, то разорвало бы на части.

Боевой путь советского солдата Алексея Вересового прошел по Белоруссии, Украине, Польше, Германии. На Эльбе он вместе с однополчанами побратался с американскими солдатами.

Встреча прошла 25 апреля 1945 года в районе города Торгау. Легендарная встреча на Эльбе стала высшей точкой в союзнических отношениях антигитлеровской коалиции.

— Обнимались, целовались, думали будем жить вместе, а пошла холодная война. Сейчас сижу и думаю, зачем народ надо было делить, дружили бы себе, друг к другу в гости ездили. Все зря.

Но на этом служба Алексея Вересового не закончилась. Он до 1950 года служил в Германии.

— Немцы народ культурный, хороший. Когда мы вступили в Германию, было обращение, чтобы не издевались над немецким народом, потому что обычные жители-то не причем, мы же воевали не с народом, а с гитлеровской армией. Немцы хорошо относились. Мародерство было, но за это получали реальные сроки, как и в России одинаково. И за изнасилование девок также срок получали. Все было законно.

У нас вольной службы не было, никуда не отпускали.

Вскоре я стал немножко шпрехать по-немецки. В Берлине лучше всех курсы санинструкторов закончил, работал в медицине. Начал свободно передвигаться. Ездил за медикаментами в другие города, госпитали. Хорошая работа была. Также работал в медсанбате, всего было три отделения: хирургическое, терапевтическое, кожно-венерологическое. Уколы ставил. Тогда наши ребята болели туберкулезом. Многие умерли после войны.

Какой человек или какой случай запомнился вам на войне особенно ярко? 

— У нас командиром роты был хороший, саратовский парень старший лейтенант Владимир Семенов. Он никогда ни на кого голоса не повышал. Если в 50-70 метрах немца увидит, он в него не стрелял, два-три раза прыгнет и волочит его за шкирку. Ой, был оторва. Когда Берлин брали, мы с ним побежали впереди. Вдруг его ранило в ногу. Я его схватил, повязку, жгут наложил и до медсанбата дотащил. Он мне потом из России с госпиталя письмо прислал, получилось так что я ему не ответил.

У меня был чемоданчик, после победы в Берлине приобрел. Там хранил альбомы свои, фотографии друзей. Чемоданчик хранился в каптерке роты. А свои же начали по этим каптеркам лазить, воровать. Что взять у солдата, ну этот чемоданчик и украли. А самое обидное, что там был адрес Володи. Не знаю, что с ним стало, целая нога осталась или отняли.

Это для меня был самый лучший человек, таких смелых, добрых, великодушных, отважных я больше не встречал. Я от него не отставал, все время вместе с ним ходил.

Расскажите про ордена.

— Меня представили на орден Красного Знамени, а что-то там не так пошло и дали мне два ордена Красной Звезды. Я должен был получить разные ордена, а так получилось так, что два ордена заменили. А один орден Красной Звезды получил еще раньше.

Во время войны их получили? 

— Во время войны получил медаль «За отвагу» и первую Красную Звезду. И с первого дня, как наградили, получали деньги за ордена, я получал 55 рублей. Это неплохие деньги были. А в 47-м году у нас это все отобрали. Мы были молодыми, никто не жаловался, спокойно отдали на восстановление хозяйства.

А где сейчас эти ордена? 

— Все свои награды я сдал в музей Брестской крепости как освободитель. Зачем мне они, я один, вот лягу спать, уйду навсегда, придут все распродадут. Все самое дорогое в музее хранится и парадный китель, фотографии, все ордена, медали. Я каждый год туда ездил. В позапрошлом году заболел, не смог поехать.

А правда, что вы разведчиком были? 

— Да. Ходили в разведку, задания выполняли. Было дело.

Демобилизовался Алексей Вересовой 2 ноября 1950 года. Вернулся домой, работал в колхозе. Зарплаты не было, поэтому завербовался на Кольский полуостров на строительство объектов зарождающейся никелевой отрасли. Проработав два года, уехал в Карело-Финскую республику. Там и познакомился со своей будущей женой. Проработав также два года, молодая семья уехала на Дальний Восток на побережье Охотского моря. В 1956 году приехали в Якутию. Алексей подписал трудовой договор на пять лет и строил жилые кварталы, в основном 12-квартирные двухэтажные дома. До выхода на пенсию работал шофером на почте.

— В Белоруссии я и 17 лет не прожил, а тут 61 год. Якутию считаю своей родиной и домом.

Источник: News.Ykt.Ru

Предыдущая записьСледующая запись
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Свежие события